Николай Севастьянов: «Спутники нового поколения»

Июль 2011, журнал «Газпром», беседу вёл Александр Фролов

Скачать статью (PDF, 1,6 МБ)
Николай Николаевич, в год юбилея пилотируемой космонавтики и вашего 50-летия расскажите, как вы пришли в космическую отрасль?

Я решил связать свою жизнь с космосом ещё в школе. А в 1978 году поступил в Московский физико-технический институт на факультет «Аэрофизика и космические исследования». После окончания института, в 1984-м, пришел работать на предприятие НПО «Энергия», которое занималась пилотируемым космосом. Участвовал в разработке систем управления орбитальной станции «Мир» и других космических аппаратов.

Космические телекоммуникации

Позже, в 1992 году, у нас появилась возможность внедрять космические технологии в газовой отрасли. Первые наши взаимодействия с газовиками состоялись на Севере России — в Ямбурге, Новом Уренгое, Надыме и Югорске. Тогда северные предприятия «Газпрома» поддержали идею создания системы спутниковой связи и телевидения «Ямал». Для этого в 1992 г. было образовано ОАО «Газком» (в 2008-м переименовано в «Газпром космические системы»). Учредителями компании выступили «Ямбурггаздобыча», «Тюментрансгаз», «Тюменбургаз», «Уренгойгазпром», «Надымгазпром», «Газпромбанк» и НПО «Энергия».

Первым проектом нашей компании стало строительство сети спутниковой связи «Ямал-0» из 15-ти станций для обеспечения связью северных газовых месторождений: Ямбургское, Уренгойское, Медвежье, Заполярное, Ямальское и др. В качестве космического сегмента системы использовался арендованный ресурс российских спутников «Горизонт». Но в связи с их низкой энергетикой приходилось строить земные станции спутниковой связи с антеннами больших диаметров и мощными приемо-передатчиками. В условиях вечной мерзлоты это было непростой задачей.

Какие были сложности при создании спутников для «Газпрома»?

К середине 1990-х российские спутники связи безнадёжно устарели, а новые технологии не внедрялись. Вместе с тем на российский рынок стали приходить иностранные телекоммуникационные компании с передовыми технологиями и современными спутниками. Соответственно, перед нами встала задача создать не просто спутник связи, а спутник современный, способный предоставить потребителям космические услуги высокого качества. Иначе невозможно было бы конкурировать с зарубежными компаниями.

«Газпром» поддержал идею создания собственного спутника связи «Ямал-100», строить который мы начали в 1995 году. На тот момент это была полностью инновационная разработка. В «Ямале-100» было заложено много новых технических решений: негерметичная конструкция, линиаризованные ретрансляторы, контурные антенны, цифровой бортовой комплекс управления, звездные датчики ориентации, плазменные двигатели, однопунктовый наземный комплекс управления и многие другое. Но главное было технически обеспечить 10-летний ресурс работы спутника на орбите. В то время такого опыта в России не было. Отечественные технологии позволяли создавать автоматические спутники только с трехлетним ресурсом работы в космосе.

В конце 1999 года спутник «Ямал-100» был запущен на геостационарную орбиту. Основной технический риск заключался в том, что абсолютно новый спутник без промежуточных опытных образцов, как это принято на практике, сразу необходимо было сдать в штатную эксплуатацию. В 2000 году после летных испытаний спутник был принят Государственной комиссией. Новый российский спутник «Ямал-100» не только позволил развивать сети спутниковой связи предприятий «Газпрома» и других корпоративных пользователей, но и дал толчок развитию спутникового телевидения в России. Через спутник «Ямал-100» мы подняли 30 телевизионных каналов центрального и регионального телевидения.

А сколько телевизионных каналов транслируется сегодня через орбитальную группировку спутников «Ямал»?

В сумме — более 110. Притом транслируем не только на Россию, но и на Европу, Азию и Ближний Восток. В том числе через спутники «Ямал» транслируется порядка 20-ти зарубежных телеканалов.

Космическая система «Ямал» функционирует на принципах самоокупаемости?

Да. В 2001 году руководство «Газпрома» поставило перед нами задачу добиться самоокупаемости новых спутников «Ямал». И нам удалось ее решить. В ноябре 2003 года на орбиту было запущено два новых аппарата — «Ямал-201» и «Ямал-202». На этих спутниках мы применили космическую платформу, разработанную для спутника «Ямал-100», но значительно расширили технические возможности полезной нагрузки, что позволило увеличить более чем втрое объем космических услуг, предоставляемых через каждый спутник. В настоящее время спутники «Ямал-201» и «Ямал-202» используются на полную мощность. При этом надо отметить, что спутники строились на привлеченные кредитные средства, без прямых инвестиций «Газпрома». Основная кредитная линия была предоставлена «Газпромбанком». Все кредиты, привлеченные для создания спутников «Ямал-200», были возвращены в 2008 году за счет средств, полученных от реализации услуг спутниковой связи на российском и зарубежном рынках.

Какой объем услуг связи предоставляется сегодня через спутники «Ямал»?

Сегодня на орбите функционирует два спутника связи «Ямал-201» и «Ямал-202». Спутник «Ямал-100», отработав 11 лет на орбите вместо запланированных 10 лет, прекратил работу, истратив все топливо. Годовой объем наших услуг спутниковой связи сегодня составляет 2 млрд. рублей. Мы занимаем 19-е место среди 40 спутниковых операторов в мире, а в 2010 г. наша компания была признана лучшим спутниковым телепортом в мире.

А какова судьба спутников после завершения их функционирования? Не становятся ли они космическим мусором?

В отношении спутников связи, функционирующих на высоких геостационарных орбитах радиусом 36 тысяч километров, действует жёсткий регламент Международного союза электросвязи. Перед завершением функционирования спутника связи, он должен переводиться на орбиту захоронения, где не будет никому мешать. Спутники, действующие на низких орбитах, как правило, опускаются в земную атмосферу и затапливаются в океане.

Каковы планы по развитию орбитальной группировки спутников связи «Ямал»?

В соответствии с программой развития связи «Газпрома» до 2014 года мы должны построить еще 4 новых спутника связи. Это позволит к 2015-му не только обновить орбитальную группировку спутников «Ямал», но и более чем в четыре раза увеличить канальную емкость системы, значительно расширив зоны обслуживания, и повысить энергетику сигнала.

В настоящее время уже находятся в производстве три спутника — «Ямал-300», «Ямал-402» и «Ямал-401» со сроком запуска в 2011, 2012 и 2013 годах соответственно. Эти спутники также создаются на принципах самоокупаемости. Финансирование осуществляется за счет привлеченных кредитов. Чтобы конкурировать на международном рынке, на этих спутниках также реализованы новые технические решения. Если мощность полезной нагрузки спутников «Ямал-100» и «Ямал-200» составляла 1–2 кВт, то на спутниках «Ямал-300» и «Ямал-400» мощность полезной нагрузки — 6–11 кВт соответственно. Кроме того, закладывается 15-летний ресурс функционирования на орбите. 

Космическое наблюдение

Собираетесь осваивать другие направления космических услуг?

Разумеется. В настоящее время в мире предоставляются три типа космических информационных услуг: телекоммуникационные, навигационные и геоинформационные услуги. Если телекоммуникационные и навигационные услуги уже широко используются в России, то геоинформационные космические услуги пока только начинают осваиваться. Это связано с тем, существующие российские спутники не могут обеспечить оперативный мониторинг огромной территории Российской Федерации. Поэтому мы начали разрабатывать новую систему космического наблюдения «Смотр» для оказания геоинформационных услуг.

В каком состоянии находится этот проект?

Космическая система «Смотр», также как и космическая система «Ямал», включена в Федеральную космическую программу России на принципах внебюджетного финансирования.

Как и при создании системы «Ямал», мы ввели этап «Смотр-0», в рамках которого наша компания построила центр приема космической информации с зарубежных спутников дистанционного зондирования Земли. На базе этого центра мы отрабатываем и сертифицируем для практического использования технологии космического геоинформационного мониторинга и уже начали оказывать геоинформационные услуги предприятиям Группы «Газпром». Использование геоинформационных космических услуг даст новые возможности как при мониторинге существующей инфраструктуры предприятий группы «Газпром», так и при освоении новых месторождений, строительстве газопроводов и тому подобное. Решение этих задач особенно актуально в Арктическом регионе, так как именно там космические средства мониторинга значительно более эффективны, чем традиционные наземные и авиационные. И сейчас при поддержке «Газпрома» мы планируем работы на месторождениях Приразломное и Штокмановское.

Создание собственной орбитальной группировки необходимо начинать с радиолокационных спутников, так как их работа не зависит от погодных условий и времени суток. При этом с помощью космической радиолокации возможно определять смещение наземных объектов на 1 см, состояние ледовой обстановки, а также осуществлять создание цифровых моделей местности. Сегодня наблюдается большой спрос на эти работы.

Учитывая, что космической радиолокационной системы в России нет, Роскосмос предложил нашей компании создавать ее совместно на принципах государственно-частного партнерства в рамках российской космической системы «Арктика». В результате планируется объединить работы по системам «Смотр» и «Арктика».

К 2015 году планируется запустить два радиолокационных спутника. Этого достаточно, чтобы видеть каждый объект на Земле один раз в сутки. А те, что расположены в Заполярье — два раза в сутки. Затем мы планируем построить два оптических спутника высокого разрешения: они будут дополнять радиолокационные, обеспечивая более высокую распознаваемость наземных объектов.

Сегодня в геоинформационных услугах заинтересованы госструктуры и промышленные предприятия, как наши, так и иностранные, поэтому в окупаемости проекта мы не сомневаемся.

Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития космонавтики?

В ближайшие 10 лет, кроме космических систем, создаваемых за счет государственных средств в интересах обороны и для научных исследований, значительное развитие получат промышленные космические системы. Они в основном будут строиться на негосударственные средства на принципах самоокупаемости, и предназначаться для предоставления космических услуг массовому потребителю.