Сергей Скрылев: «Я благодарен своим учителям за опыт и знания»

Март 2013

Материал опубликован в № 2–3 (73–74) журнала «Тренды. События. Рынки»

Скачать статью (PDF, 1,3 МБ)

Много ли романтики в профессии геофизика? Может ли решение задачи прийти во сне? Готовы ли тюменские ученые к решению стратегических задач «Газпрома»? На вопросы журнала «ТСР» в преддверии своего 55-летия отвечает генеральный директор ООО «ТюменНИИгипрогаз» Сергей Александрович Скрылев.

Моя родина — Алтай

Сергей Александрович, вы родились на Алтае, работали в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО) и Красноярске, сегодня трудитесь в Тюмени. Какое из этих мест вы считаете своей родиной?

Безусловно, Алтайский край. Там прошло мое детство, в тех краях живут мои родители. Соловьевка была деревней небольшой, так что по окончании начальной школы пришлось ездить в восьмилетку в соседнее село. А уже в 15 лет я окончательно покинул отчий дом. С тех пор часто переезжал: девять лет прожил в ХМАО, семь лет в Красноярске и вот уже 15 лет живу в Тюмени (не считая пяти лет учебы в институте).

Романтика тайги

Профессию геолога вы избрали осознанно?

Все вышло довольно случайно. После окончания школы мы с друзьями планировали поступать в Барнаульский машиностроительный техникум. Но к нам в гости приехал дядя из Семипалатинска и, узнав о моем выборе, сказал: «И охота тебе целый день работать в душном цеху? Поступай к нам в геологоразведочный техникум. Свежий воздух, природа, романтика!».

Не жалели об этом решении?

Жалеть не пришлось, хотя вскоре я понял, что о геологии не знал ничего. Школу я окончил с отличием, поэтому вместо экзаменов у меня было собеседование. Директор техникума предложил мне поступать на новую специальность «Геофизические методы поиска и разведки месторождений».

Я согласился. Перемена мест, встреча с новыми людьми — все это было мне интересно. Ну а экстремальные условия лишь закаляют характер.

Помните свои первые шаги в профессии?

Запомнилась практика после второго курса техникума, во время которой мы проводили электроразведку в пустыне Прибалхашья. Однажды установили с приятелем своеобразный рекорд, пройдя по сорокаградусной жаре за день три профиля — по семь километров каждый, с пикетами через 20 метров.

В 1976 году практика проходила в междуречье Ангары и Чуны, в районе строительства Богучанской ГЭС. Мы производили гравиразведку с целью картирования потенциальных скоплений железа и бокситов. Жара, гнус, пешие переходы по тайге — бывало, за полдня вымотаешься так, что лежишь потом в палатке и думаешь: «Вот ведь, а кто-то сидит в уютном доме, спит в теплой постели и комары его не едят…». Но много ли надо молодому организму? Проходит час, и появляются уже другие мысли: «А что он видит, этот горожанин, в своем уютном доме?». Рабочие, которых набирали в основном из бывших зеков, часто бросали работу и уходили: «У вас тут хуже, чем на зоне». К концу полевого сезона из 19 рабочих осталось четверо, за остальных пришлось работать нам. В тот сезон я прошел 2 000 километров, износил три геологических костюма.

После техникума поступил в Тюменский индустриальный институт, где тоже было немало интересных полевых сезонов. Во время первой практики мы производили электроразведку на Приполярном Урале, оконтуривали аллювиальные отложения для поиска рассыпных месторождений золота. В 1980 году я участвовал в геофизических исследованиях скважин на нефть, газ и рудные ископаемые на Сахалине.

Школа Севера

Генеральный директор ООО «ТюменНИИгипрогаз» Сергей Скрылев на первом курсе Тюменского индустриального института им. Ленинского комсомола
Генеральный директор ООО «ТюменНИИгипрогаз» Сергей Скрылев на первом курсе Тюменского индустриального института им. Ленинского комсомола

Сергей Скрылев на первом курсе Тюменского индустриального института им. Ленинского комсомола


На Север вы попали по распределению?

Да, меня направили в Урай, но в итоге я вместе с женой и маленькими детьми оказался в Нягани. Поначалу жили в вагончике сейсмиков, камеральной партии, и лишь потом перебрались в собственную половину вагончика.

Со временем нашу экспедицию преобразовали в трест «Красноленинскнефтегеофизика», где я прошел путь от техника до начальника партии. В 1986 году переехал в Красноярск, где занимался подсчетом запасов нефти и газа в производственном горнодобывающем объединении «Енисейнефтегазгеология». В то время я приобрел ценный опыт работы со сложными объектами, представил первые отчеты в Государственную комиссию по запасам природных ископаемых (ГКЗ).

В 1992 году геологическая отрасль переживала непростые времена, и меня пригласили вернуться в Нягань, в АО «Приобьнефтегеофизика», на пост главного геолога. Позднее я работал в «Кондпетролеум», где также занимался подсчетом запасов.

Есть люди, которых вы могли бы назвать своими учителями?

Таких людей было много, назову лишь некоторых: начальник партии Ю. В. Сорокин, геологи и геофизики Ю. А. Кузьмин, В. А. Ревнивых, В. Г. Ингерман, Л. Л. Кузнецов, А. Э. Конторович. В Тюмени я многому научился у Л. С. Биллианта, А. А. Нежданова, С. М. Лютомского, В. Ф. Штоля, А. А. Дорошенко. В научном плане очень помогли мне В. А. Ефимов, А. И. Фионов, А. В. Синьков, В. Ф. Козяр, Л. Е. Кнеллер. Каждый из этих специалистов чему-то меня научил, поделился знаниями, послужил примером.

Какие проекты вы считаете своим главным достижением как геофизика?

Прежде всего, это подсчет запасов Собинского месторождения, который я вместе с соавторами В. Е. Касаткиным и А. А. Конторовичем представлял в ГКЗ в 1987 году. Мы доказали, что запасы этого месторождения в полтора раза выше, чем числилось на государственном балансе, и наши предложения были приняты в авторском варианте. Важной вехой считаю свою диссертацию, посвященную Тохомо-Юрубченскому и Куюмбинскому месторождениям.

В Нягани я принимал участие в подготовке «Методики интерпретации комплекса геофизических исследований скважин для тюменской и шеркалинской свит Красноленинского района». Эта методика долгое время активно использовалась, ее новаторство заключалось в применении вероятностного подхода. Ключевое решение буквально приснилось мне — я проснулся и записал его в блокноте.

Занимаясь подготовкой технико-экономического обоснования разработки Красноленинского месторождения на условиях раздела продукции, вместе с коллегами под руководством Л. С. Бриллианта проехал все промыслы этого месторождения, изучал дела скважин — это был очень ценный опыт.

В «ТюменНИИгипрогаз» я пришел заведующим лабораторией подсчета запасов, и в этой области мы совершили серьезный прорыв. Появились полноценные трехмерные модели, были завершены многие начатые работы, списаны большие объемы неэффективных запасов, осуществлен прирост запасов по результатам геологоразведочных работ. То же можно сказать о создании комплексного геофизического отдела в Красноярске.

Единство науки и производства

Генеральный директор ООО «ТюменНИИгипрогаз» Сергей Скрылев и начальник Департамента проектных работ ООО «Газпром» Андрей Скрепнюк в кернохранилище «ТюменНИИгипрогаза»

Сергей Скрылев и начальник Департамента проектных работ «Газпрома» Андрей Скрепнюк в кернохранилище «ТюменНИИгипрогаза»

«ТюменНИИгипрогаз» можно назвать типичным научно-проектным институтом газовой отрасли?

Наш институт имеет ряд существенных отличий. Совмещение научных и проектных функций встречается нечасто. Но мы имеем еще и собственный завод, чего нет ни у одного института в России. Это дает нам определенные преимущества.

Газпром активно осваивает глубокозалегающие горизонты, выходит в Восточную Сибирь. «ТюменНИИгипрогаз» вносит свой вклад в решение этих задач?

Мы всегда принимали активное участие в изучении Восточной Сибири и более глубоких горизонтов в Западной Сибири. Работы здесь хватит многим и на долгие годы. В частности, перед нами стоит задача по созданию технологий использования трудноизвлекаемых запасов — а это триллионы кубометров газа!

Вы возглавили компанию в 2009 году. Какие крупные проекты были реализованы за это время?

Большим достижением стало создание «Единой технологической схемы разработки Уренгойского месторождения» — сложнейшего документа, который учел интересы четырех недропользователей. Завершение пересчета запасов Заполярного месторождения позволило списать значительные неэффективные запасы, повысить инвестиционную привлекательность этого объекта.

Над какими проектами вы работаете сегодня?

По заказу компаний «Ачимгаз» и «Газпром добыча Уренгой» ведется проектирование разработки Ачимовских залежей Уренгойского месторождения, что позволит продлить жизнь этому уникальному объекту. Среди наших постоянных заказчиков: ООО «Газпром добыча Уренгой», ООО «Газпром добыча Ноябрьск», ООО «Газпром добыча Ямбург», ОАО «Арктикгаз», ООО «НОВАТЭК-Юрхаровнефтегаз», ООО «ЛУКОЙЛ — Западная Сибирь», ЗАО «Ачимгаз», ЗАО «Роспан Интернешнл». Готовятся проекты строительства скважин, в том числе для независимых недропользователей.

Мир моими глазами

Ваше главное хобби — это фотография?

Это мое давнее увлечение. Первые шаги были курьезными: помнится, проявил свою первую пленку, закрепил, но в итоге она оказалась прозрачной. То же повторилось со следующей. И только на третий раз я понял, в чем дело — у меня не было термометра, температуру я определял на глазок (а допускалось 20 °С ± 0,5 °С), и потому горячая вода просто смывала эмульсию. Фотоувеличителя у меня не было, поэтому печатать пришлось контактным способом — я накрыл фотобумагу стеклом, посветил фонариком и потом проявил. Так родились мои первые фотоснимки.

Увлекаюсь русским бильярдом, люблю рыбачить. А еще мне нравится путешествовать, особенно по Юго-Восточной Азии, где сохранились уголки дикой природы. К юбилею попробовал объединить эти увлечения, выпустив фотоальбом «Мир моими глазами».