Выступление Алексея Миллера на конференции «Энергетический сектор Европы: будущая структура и место на мировом рынке»

28 мая 2015

Белград, Сербия

Установите Adobe Flash Player

 

Уважаемые дамы и господа!

Я хочу поприветствовать всех участников конференции и пожелать вам плодотворной работы.

Во-первых, хочу сказать, что у нас хорошие новости. Объемы поставок газа в Европу, объемы поставок газа «Газпрома» в 2015 году показывают положительную динамику по отношению к соответствующим периодам 2014 года. Эту тенденцию мы наблюдали в апреле, и эта тенденция продолжилась в мае.

Факт 2015 года — поставки мая к соответствующему периоду предыдущего года — составит более пяти процентов плюс. Это значит, что мы прогнозируем рост годовой поставки российского газа в Европейский союз в абсолютных цифрах больше тех объемов, которые были в прошлом году. А самое главное также то, что и доля нашего «газпромовского» газа на рынке газа в Европе также возрастет. А вы знаете, что по итогам 2014 года мы достигли очень хорошего показателя, мы вышли на уровень 30% рынка.

Во время выступления

Во время выступления

При этом эта повышательная тенденция роста нашей доли уже происходит в течение трех лет. И абсолютно точно могу сказать, что по итогам 2015 года, по итогам нашей работы, мы увеличим свою долю на рынке газа Европейского союза. 30% — это большая цифра, но еще гораздо большая цифра — это доля поставок российского газа в объеме импорта Европейского союза. Сегодня мы имеем две трети объемов импорта, и, вы знаете, это очень-очень большая величина. При этом вы знаете, две трети — это не только импорт российского газа в общем объеме импорта, но две трети — это и доля импорта в общем потреблении газа в Европейском союзе. При этом мы абсолютно уверенно можем говорить о том, что доля импортных поставок на европейский рынок будет только возрастать.

Если мы с вами посмотрим в ретроспективу на 15 лет назад, в 2000 год, и сравним объемы импортных поставок на европейский рынок, то увидим, что доля импорта возросла за 15 лет на 17%. И мы можем уверенно предположить, что в следующие 15 лет, к 2030 году, доля импорта увеличится где-то на аналогичную величину. И это, конечно же, действительно вопрос в отношении того, из каких источников и в каких объемах европейский рынок будет получать газ.

При этом если говорить о факторах, которые влияют на европейский газовый рынок, то в первую очередь, конечно же, надо выделить главный фактор. Это фактор падающей добычи газа в самой Европе. Эта тенденция началась не вчера. И некоторые страны, которые еще совсем недавно в Европе были нетто-экспортерами, уже в течение нескольких лет являются нетто-импортерами. И если мы выбрали с вами этот 15-летний период — по 2030 год, то по оценкам «Газпрома», снижение объемов добычи собственного газа в Европе составит 80 млрд куб. м газа. При этом наравне с другой тенденцией — снижения поставок трубопроводного газа в абсолютных цифрах из других традиционных стран-поставщиков, которые в настоящее время осуществляют трубопроводные поставки газа в Европу. Поэтому в течение ближайших 15 лет фактор падающей добычи газа в Европе будет главенствующим.

Без сомнения, какое-то время назад европейский рынок возлагал надежды на сжиженный природный газ. Но все мы знаем, что Европа проиграла битву за СПГ, и эта тенденция, могу сказать, — очень яркая, и на цифрах за последнее пятилетие она очень хорошо видна.

В 2010 году доля сжиженного природного газа в потреблении в Европе составляла 30%. За последние пять лет она сократилась на 12 %, и сегодня доля СПГ — всего-навсего 18%. Если мы с вами посмотрим на то, какую роль на мировом рынке СПГ играет Европа, то также увидим, что за эти же самые пять лет с 30% — такую долю Европа имела в 2010 году — эта доля сегодня снизилась до 14%. Вывод какой можно сделать? Вывод можно сделать один, что СПГ как фактор развития газового рынка Европы в ближайшие десятилетия не будет играть сколь-либо существенной роли.

И на самом деле это не только вопрос цен, но это и вопрос конкурентоспособности российского газа. Что касается привлекательности европейского рынка для поставщиков СПГ, то мы видим, что все основные поставщики на сегодняшний день европейский рынок в своих рейтингах не ставят выше третьего места. Это, кстати, касается сейчас и Ирана, который уже заявил о том, что приоритетом в ближайшей перспективе он будет иметь производство сжиженного природного газа и его поставки в Восточную Азию. Что касается нашего российского трубопроводного газа, то все мы хорошо знаем зависимость объемов поставки на рынок и расстояния от мест добычи до рынка.

В нынешней конъюнктуре, в текущий период времени и в среднедолгосрочной перспективе, при потребности Европы в поставках российского газа в 120 млрд куб. м в год и более, нет никаких для нас конкурентов по поставке сжиженного природного газа на расстоянии до 10 000 км от европейского рынка. Поэтому наш российский газ является и будет конкурентоспособным для европейского рынка в очень-очень далекой перспективе.

Без сомнения, конечно же, мы прогнозируем, что в течение ближайших 15 лет абсолютные объемы потребления газа в Европе будут расти. Во всяком случае, мы видим очень хорошие в текущий период времени, вот прямо сейчас, перспективы для газовой генерации. По нашим оценкам, к 2030 году потребление газа в газовой генерации Европы может увеличиться на 12%. Мы считаем, что в самое ближайшее время произойдет переоценка роли угля на европейском энергетическом рынке. И такого рода решения совершенно не за горами.

Что касается вопросов о том, какие перспективы в этой связи для российского газа, то хочу сказать, что, если рынок в абсолютных цифрах Европейского союза, предположим, уменьшится в течение 15 лет, или останется на том же самом уровне — покажет нулевой рост, или он возрастет в абсолютных цифрах, для российского газа, с точки зрения тенденции роста объемов поставки в абсолютном выражении, а также роста доли российского газа на европейском рынке, никак не изменятся.

Будет снижаться абсолютное потребление газа в Европе, будет рынок чуть меньше, наши российские поставки в абсолютном выражении только вырастут, и доля их тоже только вырастет. Поэтому, независимо от того, что будет происходить с европейским рынком, какие там будут абсолютные значения, абсолютно точно понятно, что потребуются дополнительные объемы, дополнительные поставки российского газа.

И все знают о том, что в традиционных странах-поставщиках, в странах, которые являются производителями, странами, которые ведут добычу газа в Европе, вот буквально в течение последнего года произошли существенные изменения именно в сторону снижения текущих объемов и тем более на дальнейшую перспективу. Поэтому рынком будет без сомнения востребован российский газ.

Но если посмотреть на 2030 год с точки зрения того, как спрос законтрактован по отношению к тому абсолютному уровню потребления, который на сегодняшний день есть в Европе, то мы увидим, что законтрактовано всего на основе долгосрочных контрактов, вообще законтрактовано всего-навсего 30% от текущего уровня потребления. Вы знаете, это очень маленькая величина, поэтому можно сделать вывод о том, что для европейского рынка вопрос контрактации, контрактации на основе средне- и долгосрочных контрактов в текущий период времени — это актуальный вопрос, вопрос абсолютно рабочий, вопрос, который абсолютно востребован. Тем более что 15 лет — это временной интервал, который меньше, чем наши традиционные долгосрочные контракты на 20–30 лет.

Давайте посмотрим на вопрос, что и как происходит с газотранспортными мощностями в Европейском союзе. Ну, во-первых, я хочу сказать, что создание регазификационных мощностей для СПГ — такая очень яркая иллюстрация в отношении того, до какой степени точные были сделаны прогнозные оценки, какие были приняты с точки зрения качества инвестиционные решения, потому что 75% регазификационных мощностей в Европейском союзе на сегодняшний день простаивают. Они просто-напросто не востребованы. Есть вопросы.

Но такие вопросы есть и в отношении проектов в области трубопроводного газа. Сейчас появляются новые проекты. В частности, есть такой проект — вы хорошо знаете — проект Eastring. Проект очень интересный, проект по своим мощностям — это десятки млрд долл. Но проект на сегодняшний день не имеет технико-экономического обоснования, проект с непонятным составом участников. А с другой стороны, этот проект уже пытаются вписывать в какие-то приоритетные списки инфраструктурных проектов. А потенциальные участники этого проекта, насколько все мы знаем, вообще ни с кем никаких переговоров по поставкам газа именно по этому газопроводу вообще не вели. Возникает вопрос: откуда газ появится в этом газопроводе? Будем надеяться, что в ближайшее время, может быть, такие переговоры будут проведены, но в любом случае вопрос о том, какой газ и когда в этом газопроводе окажется, — вопрос очень-очень важный и существенный.

Трансадриатический газопровод — так называемый TAP. В этом проекте ситуация с ресурсной обеспеченностью чуть лучше, чем в Eastring. Но если мы посмотрим на то, что происходит со сроками ввода в эксплуатацию этого газопровода, то увидим, что четыре года тому назад речь шла о том, что поставки первого газа по газопроводу TAP начнутся в 2017 году. Прошло четыре года, и сегодня мы слышим о том, что поставки газа по этому газопроводу начнутся в начале 2021 года. И каждый год в течение этих четырех лет вот так вот по годику все прибавляется. Эксперты говорят, что в течение какого-то времени эта тенденция — прибавлять годик — может продолжиться.

Но в любом случае мы хотим пожелать успехов всем другим газотранспортным проектам. Эти проекты не являются конкурентными для «Газпрома» потому, что мы свои газотранспортные проекты планируем и строим строго под свои объемы, с пониманием того, в каких объемах, на какие целевые рынки газ будет поставляться.

С учетом того, о чем мы говорили выше, что потребность в российском газе на европейском рынке в течение ближайших 15 лет будет расти, можно абсолютно точно сказать, что вопрос о новых газотранспортных мощностях под поставки нового российского газа на европейский рынок является вопросом актуальным и вопросом текущей повестки дня переговоров.

Конечно же, необходимо несколько слов сказать и про Украину. Радует, без сомнения, то, что объемы потребления российского газа Украиной к концу мая по сравнению с теми объемами, которые были в апреле, возросли более чем в три раза. Но с другой стороны могу сказать, что такие объемы закупки российского газа и такие объемы закачки газа в подземные хранилища Украины — а вы знаете, что Украина уже ведет закачку газа на предстоящий осенне-зимний период — те темпы и объемы, которые есть на сегодняшний день, абсолютно точно не позволят Украине закачать минимально необходимый объем для прохождения холодной зимы. Объем такой, который бы позволил на 100% без рисков пройти зиму и Украине, и странам Европы. Вывод один: Украина в ближайшее время должна увеличить объем закупки газа. Темпы закупки и объемы закачки на сегодняшний день недостаточны. Мы знаем, что Украине для прохождения холодной зимы — а никто не знает, какая будет зима 2015/2016 годов — требуется в подземных хранилищах 18 млрд куб. м газа в год. Теми темпами, как сейчас ведется закачка, и объемами, какими закупается газ, этой цифры не достигнуть.

В конце октября прошлого года были завершены трехсторонние переговоры между Россией, Украиной и Европейским союзом по вопросу урегулирования части задолженности за поставки российского газа. Вы знаете, что эти переговоры завершились очень конструктивно, плодотворно: Украина взяла на себя обязательство погасить до конца 2014 года 3,1 млрд долл., что она и сделала. Но в рамках этих переговоров и соглашений была достигнута договоренность о том, что «Газпром» не будет с 1 ноября в течение пяти месяцев предъявлять к Украине штрафы «бери или плати». Но есть еще период с 1 января до 31 октября 2014 года. В соответствии с контрактом «Газпром» должен и предъявляет Украине штрафные санкции за «бери или плати» за 2014 год. Эта сумма составляет 8,197 млрд долл. Соответствующее представление в адрес НАК «Нафтогаз Украины» сегодня будет направлено, такое же представление будет направлено в Стокгольмский арбитраж. Общая сумма задолженности Украины в связи со штрафами «бери или плати» за 2014 год на сегодня составляет 29,477 млрд долл., из которых 2,604 млрд долл. — это задолженность Украины за поставки в 2013–2014 годах плюс пени. 200 млн долл. — такая круглая сумма на сегодняшний день накопилась за поставки «Газпромом» газа на юго-восток Украины по действующему контракту, которые НАК «Нафтогаз Украины» нам не оплачивает. Вся остальная сумма — это штрафы «бери или плати» за 2012–2014 годы.

Подводя итоги своего выступления, я еще раз хочу отметить то, что абсолютные объемы поставок российского газа на европейский рынок будут расти, доля российского газа на европейском рынке будет расти, потребность в новых газотранспортных мощностях для поставки российского газа есть, и переговоры по этим вопросам необходимо вести, и мы их ведем и готовы выходить на соответствующие конструктивные договоренности. А если оценивать, что из себя на сегодняшний день представляет европейский газовый рынок — это рынок поставщика, на который очередь из поставщиков не стоит.

Большое спасибо за внимание.