Интервью Алексея Миллера телеканалу «Россия 24»

7 декабря 2014

Установите Adobe Flash Player

 

Стенограмма интервью

Ведущая: Закрытие «Южного потока»: почему «Газпром» совсем не расстроился — об этом глава концерна Алексей Миллер рассказал в интервью автору и ведущему программы «Вести в субботу» Сергею Брилеву.

Ведущий: Алексей Борисович, добрый вечер.

Алексей Миллер, Председатель Правления ОАО «Газпром»: Добрый.

Ведущий: Ну вы даете — это моя реакция на то, что произошло в Стамбуле. Коллеги рассказывали, которые сидели на пресс-конференции, переглядывались друг с другом, думая, что перевод неправильный поступил. Да и реакция российской делегации, надо сказать, была через паузу, потому что не все сразу поверили, что это. Когда было принято это решение?

Алексей Миллер: Без сомнения, решение было принято в рамках визита президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина в Турцию, во время его переговоров с президентом Турецкой республики господином Эрдаганом. Конечно же, до турецкой стороны были доведены позиции, предложения, они знали. Такого рода вопрос не принимается спонтанно во время переговоров — сама договоренность, конечно же, это окончательное решение двух президентов.

Ведущий: Это окончательное решение, что «Южного потока» не будет?

Алексей Миллер: Да, это окончательное решение, «Южный поток» закрыт.

Ведущий: А был какой-то момент истины?

Алексей Миллер: Да, без сомнения, такой момент истины был, и надо сказать, что решение о закрытии «Южного потока», оно было принято в рамках визита нашего президента в Турцию, но именно в этот день вышло судно-трубоукладчик в Черное море для того, чтобы осуществлять уже работы по укладке трубы. Но как можно осуществлять эти работы, когда Болгария не выдала разрешения на строительство в территориальных водах, в исключительной экономической зоне, и не выдано разрешение на строительство на суше.

Ведущий: Это что имел Путин, когда говорил «как же мы можем начинать строительство, когда мы подойдем к территориальным водам».

Алексей Миллер: Конечно. Внимание, что это отсутствие именно разрешения на строительство, этот вопрос не имеет никакого отношения к третьему энергетическому пакету — третьим энергетическим пакетом регламентируется вопрос эксплуатации.

Ведущий: То есть здесь дело именно в строительстве — на него тоже не было разрешения.

Алексей Миллер: Конечно. Надо сказать о том, что эти полномочия и эти решения — это решение болгарской стороны, полностью.

Ведущий: То есть здесь нечего кивать на Еврокомиссию.

Алексей Миллер: Здесь нечего кивать на Еврокомиссию, конечно же, разрешение на строительство выдает правительство Болгарии.

Ведущий: Алексей Борисович, ситуация развивается довольно забавным образом: в принципе, Еврокомиссии сам бы бог немедленно собраться после этого заявления. И решить, что делать; европейцы говорят — нет, мы через недельку соберемся. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, я прав: это спасение лица, как будто ничего не произошло — это с одной стороны; с другой стороны: едет болгарский премьер в Брюссель, встречается с новым главой Еврокомиссии Юнкером, который говорит ему — мы не допустим в отношении Болгарии геополитического энергетического шантажа, и вообще, все было готово к строительству, оказывается, газопровода, и мяч был на российской стороне. Прокомментируйте, пожалуйста, и то, и другое.

Алексей Миллер: Что касается решения об остановке проекта, оно продиктовано в том, что реализовать проект в условиях задержек и в принципе откровенного блокирования в принципе невозможно. И, конечно же, это целенаправленная политика Европейского союза. 17 апреля этого года Европарламент принял резолюцию о запрете «Южного потока». В июне месяце Европейская комиссия в адрес Болгарии направила наказательное письмо — и наказательное, здесь, наверное, в двух смыслах — как наказ, как наказание Болгарии за участие в этом проекте вместе с Россией. Поэтому реально проект уже стоит в течение последних 6 месяцев, поэтому говорить о том, что шар на российской стороне — это перекладывать с больной головы на здоровую.

Ведущий: Опять же, у болгарского руководства в первые часы даже после объявления Владимиром Владимировичем в Анкаре своего решения, болгарское руководство сказало — ой, да нет, давайте попробуем, может быть мы к этому вернемся — точно-точно никакого пути назад нет, это не шантаж «Газпрома» в адрес Европы?

Алексей Миллер: Вопрос абсолютно точно закрыт. Если говорить о Болгарии — конечно, для Болгарии это непростая ситуация: в Болгарии не будет инвестировано более 3 миллиардов евро, не будет создано более 6 тысяч рабочих мест — но Болгария теряет и статус транзитной страны, а в настоящее время через Болгарию транзитируется 18 миллиардов кубометров газа в направлении Турции, Македонии и Греции. И после реализации проекта морского газопровода в направлении Турции все эти объемы пойдут через Турцию, а не через Болгарию.

Ведущий: Что потеряла Болгария — понятно; что приобрела Турция?

Алексей Миллер: Как раз Турция приобрела с точностью до наоборот: Европейский союз, Европейская комиссия просто подарили Турции газовый вентиль. Турция становится транзитной страной. И при этом она останется крупной транзитной страной, будет транзитироваться более 50 миллиардов российского газа через территорию Турции — а это, без сомнения, повышение геополитического статуса Турции в регионе. Турция, по сути, становится таким же распределительным центром, как Германия на севере Европы, а Турция — на юге.

Ведущий: И как была Украина в центре.

Алексей Миллер: Да, и как была Украина в центре.

Ведущий: То есть я правильно понимаю, что совокупность «Северного потока» в обход Украины и этого нового маршрута через Турцию, как бы он потом ни назывался, в принципе, превращают украинский транзит в бессмыслицу, то есть вы отказываетесь от Украины как от транзитной страны?

Алексей Миллер: Да. Фактически, роль Украины как транзитной страны сводится к нулю.

Ведущий: И что же украинцам делать?

Алексей Миллер: Объемы, которые Украине необходимы для ее внутреннего потребления, мы обеспечим.

Ведущий: А в Европу все будет идти другими маршрутами.

Алексей Миллер: А в Европу поставки будут осуществляться альтернативными маршрутами.

Ведущий: А украинцы это осознают?

Алексей Миллер: По-моему, в течение этих последних лет только об этом и речь. Для себя мы, конечно, просто-напросто приняли окончательное решение по созданию альтернативных маршрутов — сначала «Северного потока», потом «Южного потока», и сейчас нового проекта, морской газопровод по Черному морю по направлению к Турции.

Ведущий: Алексей Борисович, последнее, пожалуй. Мы с вами в третий раз встречаемся на этом этаже этого здания за этот год: сначала были проблемы с Украиной — те, о которых можно уже позабыть, потому что они качественно другие, к сожалению; потом был китайский контракт, и сейчас договоренность с Турцией. Совокупность всего этого дела, как меняет стратегию «Газпрома — Европа» для вас превращается во второстепенный рынок по сравнению с китайским, или примерно возникает паритет — «Газпром» и внешний мир, как распределены чаши весов, если хотите, как они балансируют друг с другом?

Алексей Миллер: Что касается европейского рынка, европейский рынок является для нас самым емким, в прошлом году мы поставили около 163 миллиардов кубометров газа, при этом за 1 год, с 12 по 13-й, доля наших поставок газа «Газпрома» на европейском рынке возросла на 5%, и достигла 30%. Но что еще более примечательно — доля в импорте стран Европы нашего российского газа возросла до 64%. То есть 2/3 объема всего импорта газа европейскими странами — это наш российский газ. Что происходит в этом году: по итогам первого полугодия объемы поставки нашего российского газа в Европу увеличились еще на 7%, но — при этом снизились объемы поставки Норвегии на 5%, и на 14% поставки из стран Северной Африки. Это говорит о том, что Европа без нашего газа не обойдется; это говорит о том, что Европе наш газ нужен. Ну а мы получили нового стратегического партнера в газовом бизнеса, Турция очень динамично развивающийся газовый рынок, по итогам 2014 года они с 3 места по объему наших поставок выходят на 2 место.

Ведущий: После немцев.

Алексей Миллер: После Германии.

Ведущий: Давайте еще раз: российский газ по территории Турции дошел до территории Греции, то есть с Европейским союзом. И вот там пусть европейцы уже сами разбираются, никакого третьего энергопакета, ничего на вас не распространяется.

Алексей Миллер: Нет, нет. в принципе, решение об остановке «Южного потока» — это начало конца нашей модели работы на рынке, когда мы ориентировались на поставки конечным потребителям. Но насильно мил не будешь: если покупатель не хочет, чтобы ему товар доставлялся на дом, тогда, по-видимому, надо одеться и идти в магазин — а зимой одеться еще и потеплее. Можно взять с собой пакет, конечно, можно третий энергетический — самое главное, чтобы он не оказался пустым. В нашем случае пакет — это пункт сдачи, это торговое.

Ведущий: Граница Турции с Грецией.

Алексей Миллер: Да, без сомнения, это так.

Ведущий: Не вам задавать человеческие вопросы, у вас работа такая, что о человеческом дома, на работе — нет; но все-таки, по-человечески не жаль, что «Южный поток» не состоялся?

Алексей Миллер: Конечно же, жаль, конечно, очень много сил, много времени потрачено, это действительно годы работы, но приобрели опыт, приобрели знания.

Ведущий: А денег, потраченных на «Южный поток», не жаль?

Алексей Миллер: Что касается денег «Газпрома», то ничего не пропадет: мы инвестировали около 4 миллиардов евро на газотранспортную систему на территории России по созданию «Южного коридора» для доставки газа в район Краснодарского края, для поставки газа на компрессорную станцию «Русская», и все эти инвестиции, они полностью будут востребованы для реализации проекта морского газопровода в направлении Турции, так что все в дом.

Ведущий: Спасибо, Алексей Борисович.