Интервью главы ОАО «Газпром» газете The Financial Times (Великобритания)

26 июня 2008

26.06.2008, Алексей Миллер. Интервью главы ОАО «Газпром» газете The Financial Times

Алексей Миллер

Алексей Миллер

Кэтрин Белтон (Catherine Belton), московский корреспондент, Карола Хойос (Carola Hoyos), ведущий корреспондент по энергетике, и Эд Крукс (Ed Crooks), редактор по энергетике, направили свои вопросы по электронной почте Председателю Правления ОАО «Газпром» Алексею Миллеру. Алексей Миллер выслал свои ответы в адрес газеты «FT» 24 июня 2008 г.

Сохранился ли у ОАО «Газпром» аппетит к дальнейшим приобретениям в российском нефтяном секторе, включая TНK-BP? Один высокопоставленный государственный деятель заявил, что получение ОАО «Газпром» контроля над TНK-BP станет самым нежелательным из возможных исходов конфликта между акционерами, а Михаил Фридман, российский миллиардер и совладелец TНK-BP заявил, что, по словам чиновников, государство не должно увеличивать своё присутствие в нефтегазовом секторе. Что может стать толчком к сделке для ОАО «Газпром»?

Как любая другая компания мы постоянно отслеживаем новые возможности роста, которые соответствует нашей стратегии развития. ОАО «Газпром» никогда не предлагал и не получал предложений о покупке акций TНK-BP. Текущие проблемы компании являются внутренним вопросом в компетенции ее акционеров. ОАО «Газпром» не имеет к этому отношения. Возможную сделку обсуждает только пресса.

Недавно были процитированы Ваши слова о том, что сделка с TНK-BP по получению контроля над Ковыктинским месторождением будет заключена «в ближайшем будущем». Скоро ли совершится сделка, и соответствует ли цена предложенной в прошлом году? И не повлечет ли данная сделка за собой создание более крупного совместного предприятия с ВР и TНK-BP?

Сделка, касающаяся Ковыктинского месторождения, на самом деле близка к заключению. Мы не видим с ней никаких проблем. И она никаким образом не связана с другими сделками.

Намерен ли ОАО «Газпром» продвигать совместную разработку полуострова Ямал с компанией Shell? Компания Shell заявила, что подписала МОВ с ОАО «Газпром» в этом месяце о сотрудничестве в разработке запасов газа на Ямале. Что, по Вашему мнению, компания Shell может предложить? Сможет ли ОАО «Газпром» начать добычу на Ямале по плану к концу 2011 г. без иностранного партнёра?

Это разные проекты. Их нельзя путать. Начало добычи на Ямале в 2011г. относится к Бованенковскому месторождению, которое ОАО «Газпром» разрабатывает самостоятельно. Это уникальная гигантская залежь с перспективными запасами в 4,37 триллиона кубометров природного газа. Работа идёт полным ходом. Строительство железной дороги для транспортировки грузов в Бованенково близко к завершению. Идёт подготовка к строительству очень сложной секции газотранспортной системы — подводной части, пересекающей Байдаратскую губу. Проект развивается в полном соответствии с планом. Что касается новых проектов, мы рассматриваем возможное строительство завода СПГ на Ямале. Если проект будет утвержден, то мы сможем составить список потенциальных иностранных партнёров, и Shell будет среди них. Сейчас слишком рано говорить об окончательной схеме проекта и о вкладе каждого партнёра.

Анатолий Чубайс, глава российского электроэнергетического монополиста РАО «ЕЭС России», заявил, что ОАО «Газпром» слишком сильно фокусируется на планах по трубопроводам и не достаточно — на обеспечении соответствия добычи растущему внутреннему спросу. Он предупредил, что существует реальная опасность нехватки газа на внутреннем рынке и для экспорта. Считаете ли Вы, что ОАО «Газпром» должен больше фокусироваться на добыче? Сократит ли компания ограничения на доступ независимых газовых производителей к трубопроводным системам для обеспечения газовых поставок в следующие несколько лет?

Это правда, что мы активно работали в течение нескольких лет над расширением экспортных рынков. Это очень важный вопрос. Однако Европа и Азия столкнулись с новым мощным конкурентом, которым является российский внутренний рынок. Экономика и потребление энергоресурсов в нашей стране растут быстрее, чем в Европе. Как Вы знаете, правительство уже приняло решения, которые позволят уровнять доходность поставок на внешний и внутренний рынки. Таким образом, никаких дополнительных решений не нужно. Для ОАО «Газпром», как для российской компании, внутренний рынок всегда был приоритетом, а сейчас он также стал и самым привлекательным. ОАО «Газпром» и независимые производители газа обеспечат весь спрос в нашей стране. В этом нет сомнений. Кстати, проблема доступа для независимых производителей к газотранспортной системе ОАО «Газпром» сильно преувеличивается. Только в прошлом году через нашу систему было транспортировано 120 миллиардов кубометров газа, принадлежащего 33 независимым компаниям. Электронная торговая площадка успешно работает и доступна для всех производителей.

Может ли отказ правительства от полной либерализации внутренних цен на газ для промышленных потребителей задержать десятки миллиардов долларов инвестиций, необходимых для ввода в эксплуатацию таких месторождений, как ямальские и Штокмановское? Может ли это создать проблемы для инвестиционных планов независимых производителей?

Мы уже подписали контракты с абсолютным большинством российских потребителей на 2008–2012 гг. на базе ценовой формулы, в которой учтена полная либерализация цен на газ в соответствии с европейским уровнем. Нужно отметить, что ход либерализации никак не связан с инвестициями в стратегические проекты, которые Вы упомянули. Я уже говорил про Ямал. Все другие наши проекты, такие как «Северный поток», «Южный поток», Прикаспийский газопровод и Штокмановское месторождение очень быстро прогрессируют. Мы идём по плану, а иногда опережаем его. Проблем с финансированием нет.

Вы сказали на прошлой неделе, что ожидаете рост цен на нефть до 250 долларов за баррель. Почему Вы сделали такой прогноз? Считаете ли Вы, что так лучше для российского инвестиционного климата в долгосрочной перспективе, или чрезмерно высокие затраты станут препятствием для развития?

Мы живём во время активного роста цен на нефть и газ — структурного изменения рынка, которое приведёт к радикально новому уровню цен. Появляется жёсткая конкуренция за доступ к энергетическим ресурсам. Мы видим, что в новых контрактах на поставки газа, подписанных потребителями (и речь идёт не только об ОАО «Газпром») оговариваются намного более высокие начальные цены по сравнению с установленными в существующих контрактах, которые были подписаны ранее.

Цена на нефть, которую я спрогнозировал, не удивительна. Глобальное энергопотребление растёт с невероятной скоростью вне зависимости от цен. За последние 10 лет (1997–2007) энергопотребление в Китае практически удвоилось, а в Индии — выросло более, чем в полтора раза. Это может быть связано не только с их промышленным ростом, но и с принципиальным изменением стиля жизни населения. Азия заменила велосипеды на скутеры. Как насчёт последующего перехода на автомобили? Страны с развивающейся экономикой конкурируют за энергетические ресурсы для обеспечения собственного роста, а развитые страны, по крайней мере, заинтересованы в сохранении своего статус-кво. Всё это происходит на фоне глобализации мировой экономики и серьёзных геополитических изменений. Рост цен на нефть связан с пересмотром долгосрочных прогнозов. В ближайшие десятилетия ожидается глобальный дисбаланс спроса и предложения энергоресурсов. Из-за растущих объемов финансовых трансакций на рынках сырья мы уже сегодня сталкиваемся с ценами завтрашнего дня. Эти два фактора совместно вызывают «огромный скачок цен» на рынке сырой нефти.

В общем, кажется, что сегодня даже ОПЕК не имеет реального влияния на мировой рынок нефти. За последнее время не было принято ни одного решения, которое бы реально влияло на мировой рынок нефти. Многие крупные нефтепроизводящие страны достигли пика добычи и ограничены в возможности варьировать объёмы производства.

Что касается инвестиционной привлекательности России, то не только мы, но и большинство наблюдателей рассматривают нашу страну, как наиболее привлекательный рынок. Однако нужно принимать во внимание одно правило, что для обеспечения успешных инвестиций в энергетической сфере — лучше инвестировать совместно с государством. Например, в акции ОАО «Газпром».

Произойдут ли в ближайшие месяцы перестановки в топ- менеджменте ОАО «Газпром»? Знаете ли Вы о продаже доли в ОАО «Газпром» такими топ-менеджерами компании, как Александр Ананенков, о котором сообщили российские СМИ в этом месяце? Означает ли это, что он завершит работу в компании?

Нет, это не обсуждается. Сделки, о которых Вы говорите, не являются никаким сигналом, а просто отражают текущие финансовые планы конкретного менеджера, а не нашу общую веру в светлое будущее компании. Все понимают, что акции ОАО «Газпром» будут только расти. Менеджмент ОАО «Газпром» и персонал следуют нашей концепции роста, которая заключается в развитии интегрированной энергетической компании стоимостью один триллион долларов.

Как долго Вы планируете возглавлять ОАО «Газпром»? Какой Вы видите компанию в ближайшие пять лет?

Если бы я сказал, что всегда, Вы бы мне не поверили. Я думаю, что моя работа является самой интересной на свете. Мой контракт действителен до 2011 г. Мы были свидетелями того, как ОАО «Газпром» превратился из российской компании с ограниченным иностранным участием в глобальную транснациональную корпорацию с российскими корнями. В ближайшие годы ОАО «Газпром» станет не просто крупнейшей компанией в мире, но и наиболее влиятельной в энергетическом бизнесе.

Некоторые европейские политики считают привязку газовых цен к нефти невыгодной для потребителей, так как это делает газ слишком дорогим. Что Вы думаете по этому поводу?

Оппоненты привязки цен на газ и нефть ошибочно считают, что свободные газовые цены будут ниже, чем привязанные к нефти. Однако действительность не признаёт идеи уменьшения цен на газ с помощью разрыва этой привязки в ближайшем будущем.

При переводе в БТЕ, трубопроводный газ, поставляемый из России в Европу по различным долгосрочным контрактам, в мае был на 11% дешевле, чем нефть, и намного более предпочтительным по своим экологическим и потребительским характеристикам. Если мы будем рассматривать другие рынки, картина будет ещё более показательной. В Британии цена на газ не связана с нефтью, и в мае она была на 50% выше, чем средняя цена наших поставок в континентальную Европу. А в настоящее время цена на нефть выросла почти до 140 долларов за баррель. Так в чём преимущества свободных газовых цен?

Если привязка к цене на нефть будет заменена принципом соотношения спроса и предложения, рынок газа потеряет свой иммунитет к влиянию крупных поставщиков. В Британии создание хорошо функционирующего оптового газового рынка стало возможным только благодаря её газовой самодостаточности и существованию достаточного числа независимых национальных производителей. Однако сейчас в связи с растущей зависимостью Британии от отдельного поставщика, которым является Норвегия, снова возник вопрос о возвращении системы нефтяной индексации.

В настоящее время цена на газ в перерасчете на БТЕ не превышает 70% текущей цены на нефть. Это вызвано большей гибкостью и потребительскими свойствами нефти. Однако развитие сжиженного природного газа ещё больше сближает рыночные свойства нефти и газа, в особенности потому, что газ может стать универсальным моторным топливом. Всё это усиливает долгосрочную связь между нефтью и газом.

Считаете ли Вы, что создание газовой ОПЕК необходимо в долгосрочной перспективе из-за того, что рынок газа переходит от системы долгосрочных контрактов к спотовым сделкам в связи с увеличением продаж СПГ?

Газовый рынок во многом отличается от рынка нефти, поэтому большинство контрактов останутся долгосрочными. Мы не можем нарушить условия контрактов на поставку газа нашим потребителям. Это просто невозможно. Поэтому производственные квоты по примеру ОПЕК невозможны на газовом рынке.

Мы планируем продолжить работу в рамках Форума стран-экспортеров газа и превратить его в постоянно действующую влиятельную международную организацию. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, призывают к скоординированному подходу. В отличие от ОПЕК, принципиальной целью форума является не дистрибуция текущих производственных квот, а долгосрочная стратегия и инвестиционные планы в газовой промышленности. Мы полностью удовлетворены конструктивным диалогом по этому вопросу с Катаром, а также взаимодействием по вопросам сотрудничества в газовой сфере в целом.

Является ли сделка с Eni способом, которым ОАО «Газпром» намерен вести бизнес с международными нефтегазовыми компаниями в будущем? Другими словами, должны ли будут эти компании давать Вашей компании конкретное обещание относительно нефтяных или газовых активов за рубежом в промыслово-разведочном секторе и/или активов/доступа в секторе переработки, хранения и транспортировки для получения доступа к запасам ОАО «Газпром» в России?

Стратегия ОАО «Газпром» предусматривает создание транснациональных цепей «производства-продажи» полного цикла. Поэтому при обсуждении возможности доступа иностранных партнёров к разработке наших запасов, нам необходимо понимать, то эта сделка даст ОАО «Газпром» с точки зрения развития нашей производственной цепи за рубежом. Нам не нужны активы как таковые, нам нужна синергия с существующим бизнесом и позиция глобального игрока на энергетическом рынке.

При покупке производственных и торговых активов, таких как электростанции в Западной Европе, ОАО «Газпром» уделил больше внимания инвестированию в новое строительство, нежели в покупку существующих мощностей. Является ли это моделью на будущее, и возможно ли, что ОАО «Газпром» будет покупать действующие электростанции?

Производство электроэнергии становится более важной частью нашей сферы деятельности как внутри страны, так и на международном уровне. Пока мы концентрируемся на строительстве новых электростанций совместно с европейскими компаниями, однако, мы открыты для рассмотрения возможности приобретения доли в работающих электростанциях, если такие инвестиции будут стратегически оправданы.

Считаете ли Вы, что мир инвестирует достаточно в нефтегазовую инфраструктуру для удовлетворения спроса в будущем? Если нет, то почему?

Если мы говорим об ОАО «Газпром», то сама организация нашего бизнеса исключает недостаток инвестиций. ОАО «Газпром» инвестирует столько, сколько необходимо для выполнения существующих обязательств. Наши традиционные партнёры в Европе решили вопрос обеспечения ресурсами заранее и подписали контракты с нами, действующие даже после 2030г. Мы точно знаем, сколько газа должно быть поставлено, в какое место и время. Наша инвестиционная программа организована в соответствии с этим. Долгосрочные контракты являются основой нашей уверенности в том, что все необходимые инвестиции будут сделаны.

Будет ли схема контроля трубопроводных поставок газа в Европу зависеть в будущем от того, насколько быстро разные стороны закончат строительство? Будет ли победителем тот, кто быстрее? Считаете ли Вы, что Nabucco будет построен?

Растущий европейский спрос на газ означает, что новые мощности и новые маршруты поставок необходимы. Я могу с уверенностью сказать, что «Южный поток» будет построен и он обеспечит Европу надёжными поставками газа, как делал ОАО «Газпром» на протяжении сорока лет. Если проект по строительству трубопровода Nabucco когда-нибудь будет завершён, это не повлияет на экономическую жизнеспособность «Южного потока».

Дискуссии по поводу продажи газа с проекта «Сахалин-1», проводимого под руководством компании Exxon ведутся долгое время: близки ли они к завершению? Сергей Богданчиков, глава ОАО «НК „Роснефть“», которое является одним из партнёров Exxon в проекте, недавно заявил, что газ должен быть продан по наилучшей цене, ОАО «Газпром» или другому покупателю. Согласны ли Вы с этим?

Потребители обширного российского региона нуждаются в доступе к газу с проекта «Сахалин-1», по крайней мере, пока другие планируемые проекты в регионе не начнут свою работу. В соответствии со своей ролью координатора государственной программы по Восточной Сибири и Дальнему Востоку, ОАО «Газпром» должен обеспечить стабильные поставки газа потребителям региона.

Каковы планы ОАО «Газпром» на рынке Великобритании?

Мы со своей стороны очень довольны ситуацией, возникшей на британском рынке, где ОАО «Газпром» присутствует с 1999 г. В настоящее время мы работаем в стране через наше дочернее предприятие Gazprom Marketing and Trading (GMT). Помимо розничных и оптовых продаж, GMT работает с конечными потребителями из числа мелких и средних компаний. Компания поставляет газ десятку тысяч коммерческих и промышленных потребителей. В Манчестере был отрыт офис для работы в сфере розничной торговли.

GMT успешно работает в области продажи СПГ и электроэнергии, а также торговли СО2-сертификатами. Наше дочернее предприятие также покупает газ Северного моря и работает на спотовом рынке.

В 2007 г. общие продажи газа GMT на торговых площадках Великобритании и континентальной Европы увеличились практически в два раза по сравнению с прошлым годом, и составили около 16 миллиардов кубометров, из которых 4,5 миллиардов кубометров приходится на российский газ. Рост продолжится.

В настоящее время Группа «Газпром» отвечает за 6% британского рынка. Мы планируем достичь показателя в 10% к 2011 г., а целью следующих лет станут 15% без приобретения местных компаний.

Насколько скоро будет заключено соглашение в Африке? Представители ОАО «Газпром» провели переговоры в Нигерии по нескольким проектам, включая СПГ. Как скоро будут заключены соглашения?

Мы думаем, что соглашения будут заключены достаточно скоро. В начале этого месяца мы встретились с представителями государственной нефтяной компании и правительства Нигерии для обсуждения совместного предприятия в сфере добычи, использования попутного газа и генерации электроэнергии. Мы надеемся на совместную работу в строительстве газопроводной системы из Нигерии.

В общем, «трубопроводы — это наша профессия». Мы лучшие в проектировании, строительстве и управлении газотранспортными системами. Поэтому, опыт ОАО «Газпром» будет очень выгодным и чрезвычайно ценным для любого крупного проекта в сфере газовой транспортировки, независимо от части света. Кроме упомянутого газопровода в Африке, есть проекты в Северной Америке, а также в Азии и Южной Америке.

Каковы Ваши планы в Северной Америке? Будете ли Вы вступать в переговоры с ВР, ConocoPhillips или TransCanada относительно газопроводов на Аляске? Были сообщения о том, что Вы заинтересованы в расширении мощностей по регазификации СПГ в США в дополнение к Вашим инвестициям в терминал Rabaska в Канаде, и возможно в сотрудничестве с Exxon. Это правда?

Мы рассматриваем Северную Америку, как регион нашего стратегического интереса. Работа в регионе важна для долгосрочного успеха нашего бизнеса в сфере СПГ, и мы увеличиваем наше присутствие на северо-американском континенте. Речь идёт не только о поставках российского СПГ, но и о широкомасштабных сделках по обмену сжиженного газа на трубопроводный.

Недавно мы подписали соглашение о партнерстве в реализации СПГ-проекта Rabaska в Канаде и доступе к 100% мощности данного терминала СПГ. В настоящее время мы рассматриваем несколько возможностей выхода на северо-американский рынок: с помощью органического роста, партнёрств и приобретений. В последнее время, мы заметили растущий интерес канадских компаний к сотрудничеству с ОАО «Газпром». Мы получили множество интересных предложений, основанных на объективных конкурентных преимуществах канадских компаний в газовых поставках на американский рынок.

Естественно, ОАО «Газпром» заинтересован в предложенном строительстве газопровода из Аляски. У нас есть уникальный опыт, ноу-хау и современные технологии, которые позволяют значительно приумножить эффективность таких проектов. В целом, можно сказать, что мы создаём новую схему поставок газа в Северную Америку.

Оригинал статьи на www.ft.com