Интервью Алексея Миллера телеканалу «Россия 24»

17 мая 2014

Установите Adobe Flash Player

 

Стенограмма интервью:

Ведущий: В Москве прошла 14-я министерская встреча Международного энергетического форума (МЭФ). Мероприятие для любой страны престижное. Именно по этой причине на форум заглянул и премьер-министр Дмитрий Медведев. Он не преминул напомнить собравшимся, что Украине за газ хорошо бы платить. Но европейцы, которым прежде всего было обращено это послание, на этой министерской встрече были представлены не министрами, а чиновниками рангом пониже — послами. Британцев вообще не было, и они даже официально известили о бойкоте и международного форума в России из-за Украины.

Жан-Ив Гарнье, главный статистик Международного энергетического агентства, представил на форуме очень любопытный прогноз до 2018 года. Будущее — с Азией. Зная, какие ресурсы Европа и США уже «вкачали» в «альтернативную энергетику», не приходится удивляться, что, согласно прогнозу Международного энергетического агентства, спрос на углеводороды и дальше будет опережающими темпами расти именно в Азии.

Для России поставлять газ в Европу было бы куда спокойнее в обход Украины, если бы Еврокомиссия позволила на полную мощь использовать уже построенный «Северный поток» по дну Балтики и не обставляла бы условиями строящийся «Южный поток» по дну Черного моря на Балканы. Но по разным причинам Евросоюз и газ хочет, но и России навстречу не идет. В чем дело?

Что же будет теперь, когда Украина России не платит, Москва переводит Киев на предоплату и, как показывает опыт, украинцы могут вновь начать забирать транзитный газ для Европы? Об этом в интервью «Вестям в субботу» рассказал глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Алексей Борисович, с крыши штаб-квартиры «Газпрома» в Москве, наверное, и Китай видно?

Алексей Миллер: Недавно прошла встреча с китайским министром энергетики, так что, если говорить образно, то видно. Встреча как раз прошла на 35-м этаже в «Газпроме».

Ведущий: Не всякому иностранцу объяснишь суть русского выражения «шутки закончились, нянчиться больше не будем». Хотя в действительности ничего более страшного из уст русского человека прозвучать не может. Если предоплата от украинцев не поступит, 1 июня газ не пойдет на Украину?

Алексей Миллер: Предоплата — дело добровольное. Если хочешь получать газ, за него надо заплатить. Не хочешь получать — можешь не платить. Если произойдет так, что Украина не произведет предоплату за поставки газа в июне, «Газпром» никаких ограничений вводить не будет. «Газпром» просто поставит Украине газа столько, сколько газа Украина купила. А на границу России и Украины мы будем поставлять газа столько, сколько должна получить Европа, сколько Украина должна протранзитировать.

Ведущий: А если украинцы, как это уже было, начнут забирать себе тот газ, который предназначается Европе, а идет через их территорию?

Алексей Миллер: В соответствии с контрактом на транзит, который у нас есть с Украиной, обязанность Украины — транзитировать наш газ в Европу.

Ведущий: Но мы же помним, как было дело.

Алексей Миллер: Да. Но дело в том, что это и ответственность наших украинских партнеров за так называемый несанкционированный отбор. Но «Газпром» со своей стороны будет делать все, чтобы никаких проблем у европейских потребителей не возникло.

Ведущий: Украинцы уже говорят, что готовы заплатить, но по старой цене. Может быть, хоть какие-то «живые» деньги лучше, чем никакие?

Алексей Миллер: Полностью согласен, что какие-то «живые» деньги лучше, чем никакие. Но тенденция, которую мы наблюдаем месяц от месяца с платежами, становится все хуже и хуже. И если в начале этого года Украина как-то пыталась платить и мы видели платежи по три миллиона долларов, по миллиону, по пятьсот тысяч, то в течение последних двух месяцев Украина вообще никаких платежей не производит за газ. Апрельские поставки — ноль, мартовские — ноль платежей. Уже не оплачено около десяти миллиардов кубических метров газа в физическом выражении. Это годовые объемы потребления в Польше! Это все равно что мы в течение года поставляли бы газ в Польшу в полном объеме, а Польша нам бы не заплатила ни доллара.

Ведущий: Украинцы говорят, что готовы подать в Стокгольмский арбитраж. Лидирующий кандидат в президенты Порошенко заявил это. Приводятся аргументы, что прежняя цена была со скидкой, учитывая «харьковские соглашения». Россия эти соглашения денонсировала, потому что Крым перешел к ней. Принадлежность Крыма России западным сообществом не признается, поэтому у украинцев, говорят в Киеве, все козыри на руках, они у нас выиграют. На ваш взгляд, если дело дойдет до арбитража, каков он будет?

Алексей Миллер: Украинская сторона говорит о том, что изменились реалии. И здесь, по-видимому, надо все-таки сказать, что вопрос по формуле цены в контракте, вопрос по самому контракту вообще не обсуждается. Мы по этому контракту работаем с украинскими партнерами в течение пяти лет. Никаких изменений за это время в контракт не вносилось.

Ведущий: И подписывали его ребята, которые сейчас пришли к власти?

Алексей Миллер: Да, как раз подписывали его те люди, которые в настоящее время управляют украинским ТЭКом, в частности, НАК «Нафтогаз Украины». Но надо понимать, что Стокгольмский суд не поможет и не спасет, потому что проблемы с платежами — это не проблемы взаимоотношений двух хозяйствующих субъектов — «Газпрома» и НАК «Нафтогаз Украины», а проблемы украинской экономики. Украина — банкрот. Реально это очень глубокая системная проблема. Украина не может сегодня платить за газ. Она не платит ни по такой цене, ни по другой, ни со скидками, ни без скидок. И здесь надо понимать, что ситуация только ухудшается месяц от месяца. А причина — низкая платежеспособность украинских потребителей и, что самое печальное, резко падающая платежная дисциплина. Институты государственного управления на Украине практически разрушены. И в этих условиях потребитель за газ просто-напросто не платит. И месяц от месяца мы видим, что собираемость за поставки газа НАК «Нафтогаз Украины» снижается: 50%, 20%, а сейчас уже меньше двадцати. Но когда НАК «Нафтогаз Украины» не может собрать деньги со своих потребителей, которые не платят, когда платежной дисциплины нет, никакой Стокгольмский суд помочь не сможет.

Ведущий: Каков выход?

Алексей Миллер: Выход, без сомнения, — это вопрос помощи Украине. Мы много слышим о том, что Европейский Союз, МВФ и США окажут помощь. Вроде бы Украина получила уже первый транш. Но мы как не видели платежей за газ, погашения долга, так и не видим.

Ведущий: Есть меморандум Международного валютного фонда, который гласит, что деньги, которые он перечисляет, в частности, предназначены для оплаты долгов. Не платят все равно?

Алексей Миллер: Если в меморандуме с МВФ сделана такая запись, то это говорит о том, как Украина относится и к соглашениям с Международным валютным фондом, а не только с «Газпромом». До сегодняшнего дня мы никаких платежей ни в счет поставок за июнь, ни в счет погашения предыдущего долга не получили. А долг уже достиг просто астрономической цифры — три с половиной миллиарда долларов!

Ведущий: Предположим, что европейцы искренне полюбили украинцев и хотят им помочь оплатить долги. Одним из способов помочь Украине и Европе, которая может не получить газ, если Украина начнет его забирать, был бы такой — разрешить «Газпрому» в полной мере пользоваться «Северным потоком», который до конца не загружен.

Алексей Миллер: Да.

Ведущий: А также построить «Южный поток», газопровод «Опал».

Алексей Миллер: Абсолютно верно.

Ведущий: Разрешить, и тогда бы газ пошел в обход Украины, но Европа его гарантировано получила бы. Почему европейцы не идут на такой компромисс?

Алексей Миллер: Думаю, к этому вопросу Европейская комиссия может вернуться в том случае, если проблемы с транзитом через территорию Украины возникнут. Думаю, тогда вопрос по «Опалу» будет решен. Но даже газопровод «Опал» не решает всей проблемы. Мы через «Северный поток», перенося объемы с украинского направления, сможем только перенаправить пятьдесят миллионов кубических метров в сутки. Но на самом деле это даже не половина того объема, который транзитируется через территорию Украины.

Ведущий: То есть нужен еще и «Южный поток»?

Алексей Миллер: Без сомнения. Только «Южный поток» полностью снимет все транзитные риски Украины.

Ведущий: Но европейцы по политическим соображениям не дают продвигаться этому проекту. Или все-таки дают? Вроде бы Еврокомиссия против, а с отдельными государствами вы договариваетесь. На какой чаше больше веса?

Алексей Миллер: Самое главное, что газопровод строится. И мы со строительством не испытываем абсолютно никаких проблем. Это касается морской части по дну Черного моря, это касается Болгарии, Сербии. Состоялась встреча с премьер-министром Венгрии господином Орбаном. И нет абсолютно никаких сомнений, что строительство венгерского участка и его окончание пройдет в четко отведенные сроки.

Ведущий: А как вам в таком случае обвинения, что «Газпром» разрушает единство Европейского Союза?

Алексей Миллер: Мы в первую очередь ориентируемся на тот интерес, на то желание стран-партнеров по «Южному потоку», которое видим, на ту поддержку, которую они демонстрируют. «Южный поток» в этих странах везде получил статус приоритетного национального проекта. И вообще-то никто запретить строить его не может. Другое дело, что есть регуляторные вопросы с третьим энергопакетом. Мы понимаем, что их тоже надо с Европой обсуждать. Но это уже этап эксплуатации. А то, что касается этапа строительства и ввода газопровода строго по графику, то первые поставки в Болгарию начнутся в декабре будущего года, первая морская труба по дну Черного моря «придет» из России в Болгарию в декабре будущего года, нет никаких сомнений.

Ведущий: Говорят, что вы тоже должны были попасть в санкционный список, что европейский политический класс выступал за это, а ваши европейские бизнес-партнеры отстояли вас. Вы продолжаете ездить в Европу, в частности, полетите на переговоры в Амстердам. Правда, что была такая вероятность и бизнесмены, ваши партнеры, вас отстояли?

Алексей Миллер: Мне вообще сложно представить санкции по газовому сектору. По итогам работы в прошлом году российские поставки газа на европейский газовый рынок превысили 31%. И самое главное, что мы увеличиваем эти поставки. В абсолютном выражении поставки в дальнее зарубежье в прошлом году — 162,7 миллиарда кубометров. Это рекордный объем поставок на экспорт за всю историю «Газпрома», за всю историю газовой промышленности СССР. Мы понимаем, что российский газ заменить Европе абсолютно негде и альтернатив на самом деле нет. По итогам первого квартала мы увеличили поставки на 2,6%. Мы внимательно смотрим за поставками со стороны других поставщиков. Что мы наблюдаем? Мы видим снижение объемов со стороны таких важнейших поставщиков газа для Европы, как Алжир, Катар, Нигерия, Великобритания, Нидерланды, Норвегия.

Ведущий: То есть ими Россию не заменить?

Алексей Миллер: Нет. Надо понимать, что репутацию «Газпрома» как надежного поставщика на европейском рынке, который всегда в сроки и в полном объеме исполняет свои обязательства, мы зарабатывали в течение последних сорока лет. Те проблемы, которые на сегодняшний день есть, — это не проблемы наших взаимоотношений с европейскими потребителями, с нашими европейскими партнерами, это проблемы транзитных рисков через территорию Украины, которые возникли не вчера, о которых мы говорили уже много лет тому назад. И реализация такого проекта, как «Северный поток», и строительство «Южного потока» связаны с нивелированием транзитных рисков через территорию Украины.

Ведущий: Есть ощущение, что вы отвечаете и китайским партнерам, которые, наверное, могут применить такой тезис: ребята, у вас проблемы с европейцами, вам деваться некуда, поэтому будем подписывать контракт непременно на наших условиях. А судя по всему, ситуация комплекснее и мозаичнее?

Алексей Миллер: Что касается китайского контракта, то абсолютно верно. Мы подпишем его на условиях, которые являются экономически приемлемыми для российской стороны. На переговорах с министром энергетики Китая мы зафиксировали, что достигнем договоренностей на принципе взаимовыгодности.

Ведущий: Во время визита Путина контракт будет?

Алексей Миллер: Мы находимся в финальной стадии переговоров. Контракт как документ, полностью готов. Это очень серьезный и объемный документ. Огромное количество сложных, непростых коммерческих, технических, производственных, технологических вопросов решено. Есть только один вопрос — это так называемая базовая цена в формуле цены, которая уже, и это очень примечательно, с нашими китайскими партнерами полностью согласована. Поэтому осталось совсем немного — поставить всего-навсего одну цифру. И тогда будет подписан тридцатилетний контракт на поставку 38 миллиардов кубических метров газа из Восточной Сибири в Китай.

Ведущий: Это нечто такое, о чем надо бы задуматься европейцам.

Алексей Миллер: Если говорить об объемах, надо помнить, что 38 миллиардов — это только начало. Мы с китайскими нашими партнерами договорились, что как только подпишем контракт по восточному маршруту, начинаем переговоры по западному. А вот здесь есть одно принципиальное отличие по ресурсной базе. И это уже та база, на которой мы осуществляем поставки газа в Европу.

Ведущий: И тут уже надо решать, кому он пойдет?

Алексей Миллер: Газа более чем достаточно, ресурсная база просто гигантская. Поэтому мы можем обеспечить значительный объем поставок газа и в Китай, который на самом деле в среднесрочной перспективе может быть сопоставим с объемами поставки газа в Европу.

Ведущий: Это очень важно понять. То есть нет такого противопоставления — Европа против Китая? «Газпром» готов работать и с теми, и с другими?

Алексей Миллер: Да, конечно.

Ведущий: В интервью в «Комсомолке» с экономистом Иноземцевым есть предложение все доходы «Газпрома» отдать в казну. Такие социалистические идеи популярны сейчас. И с Иноземцевым очень трудно спорить, потому что в народном сознании, если вы национальное достояние, то отдавайте все доходы в казну. Что вы думаете о столь экзотическом предложении?

Алексей Миллер: «Газпром» — социально-ответственная компания. И в «Газпроме» государство имеет контрольный пакет акций. И задачи, которые мы решаем, — многовекторные. В первую очередь, конечно же, это обеспечение надежного газоснабжения потребителей Российской Федерации и наших партнеров за рубежом, прохождение осенне-зимнего максимума. Зима у нас холодная, мы — страна северная. Хочу также напомнить, что каждая вторая лампочка в стране горит «на газе» «Газпрома». Одновременно мы решаем и другие задачи. Это максимизация поступлений от нас доходов в бюджет и, конечно же, рост доходов по дивидендам наших акционеров. И, без сомнения, компания должна решать все эти задачи, но достигать главной цели — надежного газоснабжения зимой и летом всех наших потребителей в России и за рубежом.