Интервью Алексея Миллера телеканалу «Россия 24»

24 ноября 2013

Установите Adobe Flash Player

 

Стенограмма интервью:

Ведущая: За торжественной церемонией наблюдала и моя коллега Мария Бондарева, она сейчас на прямой связи с нами из Белграда. Маша, добрый вечер. Вам слово.

Корреспондент: Да, Катя, здравствуйте. Сейчас рядом со мной стоит глава «Газпрома» Алексей Миллер и мы с ним пообщаемся как раз по поводу того, что сегодня произошло в Сербии, по поводу открытия сербского газопровода. О перспективах этого газопровода, и какие перспективы видит в этом «Газпром». Алексей Борисович, здравствуйте.

Алексей Миллер, председатель правления ОАО «Газпром»: Здравствуйте.

Корреспондент: Алексей Борисович, Россия сейчас пришла на Балканы. Вот сегодня официально уже пришла в Сербию вообще, значение этого проекта для России в целом и для «Газпрома» в частности.

Алексей Миллер: Это исторический проект, это проект, который позволяет напрямую поставлять газ в Южную Европу через Черное море. Объемы поставок по газопроводу «Южный поток» 63 миллиарда кубических метров газа в год. Проект полностью позволяет устранить транзитные риски и обеспечивать прямую гарантированную бесперебойную поставку российского газа потребителям в Европе и в Сербии. Без сомнения, проект является импульсом экономического роста не только в Сербии, но в целом в регионе, поскольку это очень большие инвестиции. Сербский участок газопровода будет профинансирован в объеме более полутора миллиардов евро. Будет построено 422 километра магистральных газопроводов, где компрессорные станции и газопроводы, отводы в сопредельные государства. И Сербия становится центром транзита, хранения и распределения газа в Европе. Конечно же получается совершенно другой геополитический региональный статус.

Корреспондент: То есть для «Газпрома» как раз получается такая диверсификация поставок в Южную и Центральную Европу.

Алексей Миллер: Да, конечно же газопровод «Южный поток», как и газопровод «Северный поток», — это часть нашей стратегии на диверсификацию транспортных маршрутов, поставок российского газа на экспорт.

Корреспондент: Вы сказали, загружены объемы мощности газопровода 63 миллиарда кубометров в год. Вот будет ли полностью использована эта мощность? И есть ли уже какие-то конкретные договоренности о поставках с европейскими странами?

Алексей Миллер: Да, конечно же, все объемы уже распределены. И эти объемы распределены по, в первую очередь, по странам-участницам проекта. Я хочу сказать, что кроме стран-транзитеров есть еще и компании из крупных европейских стран, которые участвуют в морской части газопровода, это и итальянские наши партнеры, и немецкие, и французские. И конечно же надо отметить, что самым крупным целевым рынком данного проекта является итальянский рынок. Большая часть объемов придет в пункт Тарвизио в Италию. То, что касается всех объемов 63 миллиардов кубических метров газа, они все распределены, и на сегодняшний день если не подписаны уже конкретные договоры, то согласованы все основные коммерческие условия.

Корреспондент: А как идет строительство ответвления на Италию? Потому что я знаю, что возникали какие-то вопросы в процессе.

Алексей Миллер: Нет, все идет в рабочем порядке. Надо сказать, что у нас со всеми странами участниками подписано межправительственное соглашение. И на основании межправительственных соглашений строится работа. Проект реализуется строго по графику. У нас с самого начала его реализации нет отклонений по срокам даже на месяц. Целевой срок начала поставки газа — это декабрь 2015-го года. И если говорить о сербском участке, то я хотел бы поблагодарить наших сербских коллег за слаженную и своевременную работу по решению всех вопросов, в получении всех разрешений. И самое главное — это понимание того, что уже сложился коллектив, рабочий коллектив единомышленников. Рабочий коллектив, который абсолютно точно построит газопровод в срок.

Корреспондент: Вы опередили мой следующий вопрос. Вот интересно, как вообще шли переговоры? Потому что уже началось строительство на территории Болгарии, вот сегодня началось строительство на территории Сербии. Как шли переговоры, как идут переговоры уже с другими странами? Какая будет следующая страна, в которой начнется строительство? Владимир Путин недавно с Эрдоганом встречался, как раз подтвердил намерения по строительству через экономическую зону Турции. Вот здесь интересно какие-то подробности узнать.

Алексей Миллер: Переговоры идут с нашими партнерами заинтересованно, потому что, конечно же, все желают, чтобы через их территорию прошли такие большие транзитные объемы. Потому что, конечно же, это дополнительные поступления в бюджет. Крупные проекты, конечно же, требуют очень скрупулезного рассмотрения всех вопросов, в том числе и вопросов финансирования. И сегодня в рамках торжественных мероприятий по началу строительства сербского участка, в частности, были подписаны документы по предоставлению кредита российской стороной сербской стороне. Поскольку все сухопутные участки газопровода реализуются нашими совместными предприятиями, которые созданы на базе соглашений этих договоренностей, которые были достигнуты на переговорах на стадии, когда мы готовили соглашения, соответственно, каждая сторона несет на себе обязательства финансировать проект в равных долях. То, что касается Болгарии, то, что касается Сербии, достигнуты договоренности о том, что мы финансируем долю наших партнеров, а в дальнейшем они будут возвращать этот кредит за счет тех транзитных поступлений, которые будут поступать в дальнейшем. Мы пошли на предоставление кредита на очень льготных условиях. Это условия, которые, конечно же, гораздо лучше рынка. И если говорить о морском участке газопровода, в рамках переговоров встреч, которые прошли у Владимира Владимировича Путина с премьер-министром Турции Эрдоганом, еще раз было зафиксировано, что по морской части проведены все необходимые изыскания. И мы будем готовы к началу строительства морского участка газопровода «Южный поток» во втором квартале будущего года.

Корреспондент: А как идут переговоры с Венгрией, потому что правительство Венгрии сейчас приняло решение придать венгерскому участку «Южного потока» такой статус объекта особого инвестиционного значения. Значит ли это, что будет, что мы увидим ускорение как-то процесса строительства венгерского участка газопровода «Южный поток».

Алексей Миллер: Да, без сомнения, такое решение венгерского правительства позволит нам ускорить решение многих технических вопросов по реализации венгерского участка «Южный поток». Речь идет о получении по укороченным процедурам всех необходимых согласований в профильных министерствах и ведомствах. Следующий участок, где мы начинаем строить в будущем году, это венгерский участок. Участок также большой, масштабный, но мы также уверены, что и в Венгрии мы будем работать также слаженно, как мы работаем в Болгарии и в Сербии.

Корреспондент: Вы уже упомянули о морском участке «Южного потока». На самом деле, такой беспрецедентный масштаб, потому что глубина, на которую прокладывается труба, — 2000 метров, если я не ошибаюсь.

Алексей Миллер: Больше 2 километров.

Корреспондент: И, насколько я знаю, так глубоко еще никто трубы не прокладывал, то есть это такой очень инвестиционноемкий объект. Вот скажите, на какую окупаемость, на какие сроки окупаемости вы рассчитываете?

Алексей Миллер: То, что касается морского участка газопровода, я хотел бы здесь отметить действительно то, что газопровод будет пролегать на очень большой глубине, более 2 километров. Но, с другой стороны, у «Газпрома» есть уже опыт прокладки морского газопровода, и, в частности, в Черном море. Это проект «Голубой поток», две нитки морского газопровода идут из России в Турцию. Но то, что касается окупаемости этих проектов, в каждой компании есть внутренние нормы доходности, на которые ориентируются компании, принимая такого рода решения. Могу сказать, что данный проект — это проект морского газопровода через Черное море в направление Европы —полностью соответствует всем нашим корпоративным критериям.

Корреспондент: Опять же, если говорить в целом о газопроводе «Южный поток», он, можно сказать, такой стратегический уже и европейский проект, а вот как быть с третьим европейским энергопакетом?

Алексей Миллер: Что касается третьего энергетического пакета, есть разные пути урегулирования этого вопроса, один из путей, без сомнения, является таким общим для всех стран участниц — это подписание соглашений между Европейским Союзом и Россией по экспортной инфраструктуре. И решение тогда проблем третьего энергетического пакета для крупных инфраструктурных проектов на уровне соглашения ЕС-Россия, Российская Федерация подготовила проект такого документа и он представлен в Брюсселе. Будем надеяться, что переговоры по этому документу будут вестись конструктивно, заинтересованно, и обе стороны выйдут на его подписание. Есть и локальные варианты решения этих вопросов, в частности могу сказать, что сегодня в рамках церемонии начала строительства сербского участка подписано соглашение между правительством Сербии и нашим совместным предприятием российско-сербским о наделении нашего СП публичными сервисными обязательствами. Это решение правительства Сербии в октябре этого года, было принято соответствующее постановление сербского правительства. И, таким образом, наше совместное предприятие будучи наделено обязательствами в рамках этого договора, фактически решает эти коллизии, которые есть в рамках третьего энергетического пакета. Но договор подготовлен строго в соответствии с европейским законодательством, и с той же самой третьей газовой директивой, и с межправительственным соглашением, которое было подписано между Сербией и Россией.

Корреспондент: Алексей Борисович, последний к вам вопрос. Что будет с ценовой политикой? Будет ли как-то «Газпром» менять свою ценовую политику для европейских потребителей? Как-то делать цены более рыночными, я имею в виду в свете появления на рынке сейчас сжиженного природного газа?

Алексей Миллер: То, что касается ситуации на рынке, ситуация для «Газпрома», для России на европейском рынке складывается очень благоприятно, мы видим, что значительные объемы сжиженного природного газа в текущем году ушли на азиатский рынок по абсолютно понятным причинам, которые связаны с тем, что ценовые показатели, уровень цен на азиатском рынке сегодня выше. Кроме всего прочего, происходит разворот в ряде стран в большей степени своем энергетическом балансе в сторону газ. И здесь, наверное, надо отметить Японию. Поэтому все больше объема сжиженного природного газа востребовано на рынке АТР. И сжиженный природный газ со спотового, с рынка коротких контрактов, уходит на азиатский рынок. Мы это чувствуем, поскольку в течение этого года объемы поставок «Газпрома» российского газа на европейский рынок по сравнению с теми объемами, которые у нас были в прошлом году, выросли, и растут значительно. В некоторые месяцы это превышение составляет более 30%. Поэтому мы видим, что наш российский газ на европейском рынке востребован, спрос растет и эта тенденция будет продолжаться. То, что касается ценового уровня, здесь надо также отметить то, что эта ситуация с тем, что СПГ с европейского рынка уходит в Азию, привела к тому, что цены на спотовых площадках фактически приблизились к ценам наших долгосрочных контрактов, которые привязаны к ценам на нефть. И если говорить о ценовой нашей политике, то она является сбалансированной и позволяет потребителям увеличивать отборы нашего российского газа.

Корреспондент: Алексей Борисович, спасибо вам большое за интервью.

Алексей Миллер: Спасибо.