Глобальный подход

Вы можете использовать фотографии со ссылкой на источник.

27 мая 2015

Материал опубликован в № 5 корпоративного журнала «Газпром», беседу вел Денис Кириллов

На вопросы журнала отвечает управляющий директор Gazprom International Валерий Гулев

Логика

Валерий Леонидович, несколько лет назад было объявлено о начале реформирования зарубежного добычного блока Группы «Газпром». Почему был инициирован этот процесс и о каких результатах сегодня можно говорить?

Очевидно, что деятельность по реализации зарубежных проектов имеет свою специфику. Она связана не только и не столько с технологическими аспектами, которые здесь, безусловно, тоже присутствуют, но в первую очередь с вопросами организации управления проектами, отстаиванием коммерческих интересов при заключении соглашений с правительственными органами соответствующих стран, зарубежными частными и национальными нефтегазовыми компаниями, а также с выстраиванием контрактных взаимоотношений с подрядчиками. И это не говоря о таких явных факторах, как необходимость изучения и учета особенностей отраслевого и налогового законодательства страны, ведения деятельности и документации как минимум на английском языке, а зачастую и на языке страны присутствия. Также нельзя забывать о высоком уровне конкуренции, с которым нам приходится сталкиваться при выходе на тот или иной рынок. Ведь наши зарубежные партнеры много лет активно и успешно реализуют проекты в наиболее интересных с ресурсной точки зрения странах и регионах. Поэтому решение о формировании специализированной компании по реализации зарубежных проектов, которая аккумулировала бы в себе необходимый технологический, кадровый и финансовый потенциал, представляется абсолютно очевидным и обоснованным.

Gazprom International ведет деятельность почти в двух десятках стран на четырех континентах и участвует в реализации порядка 40 проектов

Исходя из этой логики, еще в 1998 году было создано ЗАО «Зарубежнефтегаз», учрежденное «Газпромом», «Зарубежнефтью» и «Стройтрансгазом». Основной зоной деятельности этого предприятия были проекты в Центральной и Юго-Восточной Азии, Индии, а также в Венесуэле. В 2007 году «Газпром» выкупил доли партнеров в этом предприятии, которое впоследствии было переименовано в «Газпром зарубежнефтегаз». В том же году в Нидерландах была зарегистрирована компания Gazprom EP International, которая представляла интересы «Газпрома» в регионах, не охваченных проектами «Газпром зарубежнефтегаза». А в 2011 году с целью консолидации ресурсов и опыта реализации зарубежных проектов, оптимизации процессов финансирования и управления руководство «Газпрома» приняло решение назначить Gazprom International единой специализированной компанией по реализации проектов в области поиска, разведки и добычи углеводородов за пределами России. В течение последующих трех лет была проведена процедура слияния активов Gazprom ЕР International и «Газпром зарубежнефтегаза».

На сегодняшний день Gazprom International ведет деятельность почти в двух десятках стран на четырех континентах и участвует в реализации порядка 40 проектов различного масштаба. Ключевые из них — в АлжиреВьетнамеБоливииУзбекистанеТаджикистане, Киргизии, Бангладеш и на шельфе Северного моря.

Вьетнам и Алжир

Какие из них вы могли бы выделить особо?

Вьетнам и Алжир. В этих странах мы не просто реализуем крупные проекты, но и выступаем в них в качестве оператора. Так, во Вьетнаме оператором проектов в пределах лицензионного блока № 112, а также блоков № 129–132 на шельфе Южно-Китайского моря является совместная операционная компания Vietgazprom, в рамках которой мы работаем с вьетнамской стороной на паритетных началах. Здесь уже открыты газовые месторождения Bao Vang и Bao Den. Помимо этого, мы участвуем в проекте освоения месторождений в пределах блоков № 05–2 и № 05–3. Также принимаем участие в проекте по производству газомоторного топлива совместно с ООО «Газпром газомоторное топливо» и PV Gas — «дочкой» вьетнамской государственной нефтегазовой группы PetroVietnam.

В Алжире мы участвуем в проекте по изучению участка El Assel на востоке алжирской части Сахары. Наша доля в этом проекте, где мы являемся операторами, — 49%. Работаем в альянсе с алжирской государственной нефтегазовой корпорацией Sonatrach — у них 51%. Сейчас там уже открыто четыре газонефтяных месторождения.

Gazprom International работает в Алжире, Вьетнаме, Боливии, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Бангладеш и на шельфе Северного моря

Не могли бы вы рассказать более подробно, что происходит в рамках этих двух направлений?

В 2000 году мы заключили с нашими вьетнамскими партнерами нефтегазовый контракт по лицензионному блоку № 112, расположенному на шельфе Вьетнама в Тонкинском заливе. Он предусматривает поиск, разведку, добычу и реализацию углеводородов на условиях соглашения о разделе продукции (СРП). Срок его действия — 25 лет с возможным продлением еще на пять. Оператором выступает Vietgazprom. В 2003–2004 годах по результатам поисково-разведочных работ было принято решение о расширении площади применения контракта на сопредельный 113-й блок. Суммарные ресурсы газа на этих двух площадях были предварительно оценены в 207,5 млрд куб. м. Промышленные запасы газа нам удалось выявить в ходе бурения третьей поисковой скважины — так в 2007 году на структуре Bao Vang было открыто одноименное газовое месторождение. В связи с выходом границ этого месторождения за пределы 113-го блока в 2008 году правительство Вьетнама выдало нам разрешение на расширение контрактной площади и на блок № 111/04. По итогам бурения в 2009 году Vietgazprom обнаружил промышленные запасы газа на структуре Bao Den — так состоялось открытие второго месторождения. В самых ближайших планах — подготовка выявленных залежей к обустройству и разработке.

В 2008 году мы подписали контракт на освоение блоков № 129, 130, 131 и 132. Его реализация базируется на условиях СРП, оператором назначен Vietgazprom; срок действия — 30 лет с возможным продлением на пятилетний срок. Документ вступил в силу в 2009 году. Контрактные площади — около 28,5 тыс. кв. км — расположены в Южно-Коншонском нефтегазоносном бассейне. Их суммарные потенциальные ресурсы были оценены ориентировочно в 440 млрд куб. м природного газа и 220 млн т нефти. К настоящему времени Vietgazprom провел весь комплекс геологоразведочных работ, необходимых на начальном этапе изучения перспективных блоков, и начал подготовку к бурению первой поисковой скважины.

В 2012 году Gazprom International и PetroVietnam подписали соглашение об уступке долей участия в СРП по проектам освоения блоков № 05–2 и № 05–3 на шельфе Вьетнама, и в 2013 году, после получения «Газпромом» скорректированных инвестиционных свидетельств, российская сторона стала полноправным участником этих проектов с долей в 49%. Блоки № 05–2 и № 05–3 расположены на юго-востоке Южно-Китайского моря и имеют общую площадь около 1 тыс. кв. км. Суммарные запасы расположенных в их пределах месторождений Moc Tinh (05–3) и Hai Thach (05–2 и 05–3) оцениваются более чем в 55,5 млрд куб. м газа и около 25 млн т конденсата. В сентябре 2013 года мы начали там промышленную добычу.

Помимо этого, в 2013 году мы стали участниками совместного предприятия (СП) по производству газомоторного топлива PVGazprom Natural Gas for Vehicles. В частности, планируется, что СП будет обеспечивать газомоторным топливом общественный транспорт крупнейшего экономического центра юга Вьетнама — города Хошимин. То есть в развитии этого проекта основной акцент будет сделан именно на юг страны. Этому способствует логистика проекта: природный и попутный нефтяной газ будут поступать на газоперерабатывающие заводы Nam Con Son Terminal и Dinh Co вблизи города Вунгтау, откуда сжиженный газ уже будет поставляться в Хошимин и на автозаправочные комплексы по всей стране. Естественно, мы изучаем и другие возможности расширения деятельности во Вьетнаме в партнерстве с PetroVietnam.

Что касается Алжира, то в 2008 году Gazprom International победила в международном тендере по перспективному участку El Assel, расположенному в нефтегазовом бассейне Беркин. Было заключено соответствующее соглашение на его разработку со сроком до 2039 года, вступившее в силу в 2009 году. Оператором проекта с долей в 49% стала Gazprom International, а Sonatrach с 51% выступила в роли партнера и соинвестора. Исходная площадь участка составляла больше 3 тыс. кв. км и в геологическом плане была слабо изучена. В 2010 году по итогам испытаний первой поисковой скважины нами было сделано потенциально коммерческое открытие на структуре Rhourde Sayah. В 2011 году в южной части El Assel мы пробурили поисково-разведочную скважину, которая позволила оценить запасы ранее открытого месторождения Zemlet Er Rekkeb. В 2012 году поисковая скважина дала открытие новой газонефтяной залежи Zemlet Er Rekkeb Nord, а в сентябре 2014 года поисковая скважина RSHN-1 подтвердила наличие еще одной залежи на севере участка — месторождения Rhourde Sayah Nord.

Северное море

Помимо Вьетнама и Алжира, считаю необходимым сказать несколько слов о наших проектах в Северном море. Доли участия и объемы добычи там сравнительно небольшие, но и цель нашего участия в этих проектах несколько иная. На шельфе Северного моря в британском и нидерландском секторах мы работаем в составе международных консорциумов совместно с британскими, голландскими и немецкими компаниями. Участвуем в освоении газового месторождения Wingate, а также в геологоразведочных работах по перспективным структурам Winchelsea и Sillimanite. Для большинства иностранных компаний Северное море — это в первую очередь полигон новых технологий в сфере освоения морских месторождений и своеобразная школа кадров по практически всем аспектам реализации проектов, начиная с геологической оценки и бурения и заканчивая вопросами управления проектами, а также оптимизации издержек. Кроме того, там применяются высочайшие требования и стандарты в сфере охраны труда и экологической безопасности. Участвуя в проектах в Северном море, мы приобретаем крайне важный для нас опыт, который можем использовать на наших проектах в других регионах и странах.

Мы работаем в чрезвычайно жесткой конкурентной среде, и это требует от нас повышенной мобильности в принятии решений. Рассматривая ту или иную возможность, наши конкуренты стараются найти правильный баланс между глубиной проработки, детальностью проводимого анализа и «окном возможностей», который предоставляет рынок. Зачастую «приз» получает не тот, кто рассмотрел и оценил все возможные варианты, а тот, кто сделал это быстрее: смог оперативно отреагировать на ситуацию, проведя анализ в достаточном, хотя, может, и не в максимально возможном объеме. При этом, разумеется, мы стараемся полностью задействовать тот профессиональный потенциал, авторитет и рыночные позиции, которыми обладает Группа «Газпром».

Может, вы скажете несколько слов и о других ключевых проектах?

Конечно. В Боливии совместно с французской Total, являющейся оператором, а также с боливийской национальной компанией YPFB и аргентинской Tecpetrol мы реализуем проекты на участках Ipati, Aquio и Azero. В проектах Ipati и Aquio наша доля составляет 20%. Здесь открыто месторождение Incahuasi. В проекте по участку Azero сейчас, на этапе геологоразведки, которую мы проводим совместно с Total, у нас 50%. Договорились так: в случае если на Azero нам удастся сделать коммерческое открытие, будем создавать СП, в котором доли Gazprom International и Total будут миноритарными — по 22,5%, а остальное (55%) отойдет национальной нефтегазовой компании YPFB.

В Таджикистане, на перспективной площади Сарикамыш, мы пробурили самую глубокую (6450 м) за всю историю нефтегазового бурения в Центральной Азии скважину «Шахринав-1п». Сейчас ведем работы по интерпретации полученной там уникальной геологической и геофизической информации, а также готовимся к началу геологоразведочных работ еще на одном участке — Западном Шохамбары.

В Узбекистане у нас тоже два проекта: программа геологоразведки на плато Устюрт и доразработка газового месторождения Шахпахты, освоение которого велось еще в советское время. Наращиваем добычу, открыли месторождение Джел, ведем работу по подготовке к подписанию соглашения о разделе продукции.

В Киргизии ускоренными темпами готовим начало геологоразведки на двух наших лицензионных площадях — на Кугарте и Восточном Майли-су IV. Сейчас там идет отбор подрядных организаций.

В Бангладеш у нас совместный проект с национальной нефтегазовой корпорацией Petrobangla — эксплуатационное бурение на целом ряде газовых месторождений. Готовим создание совместного предприятия.

С чем вы связываете перспективы развития Gazprom International?

С точки зрения перспективных проектов и регионов, в нынешней ситуации наиболее интересными выглядят проекты в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии. При этом мы активно ищем новые возможности не только в традиционной сфере разведки и добычи углеводородов, но и рассматриваем варианты в смежных секторах, включая газотранспорт, электроэнергетику. В качестве примера работы в этом направлении можно привести тот же проект во Вьетнаме по газомоторному топливу, а также идею строительства электростанции в Доминиканской Республике, которая представляется нам весьма интересной. Также стараемся развивать и укреплять присутствие в странах СНГ. Существенный импульс развития в этом направлении в последнее время получило наше сотрудничество с Киргизией.

В прошлом году Gazprom International подписала соглашение о взаимодействии с ОАО «Газпром нефть». Что оно предполагает?

Его целью является обмен информацией и координация действий при работе на зарубежных рынках. Мы создали совместную рабочую группу для того, чтобы сделать наше информационное сотрудничество регулярным и не допустить таким образом конкуренцию между компаниями Группы «Газпром» при участии в тендерах за пределами России. Так, в прошлом году наши компании подготовили единую позицию по тендерам в Северной Африке и на Балканах, что позволило исключить удвоение затрат на покупку исходных данных. Информационный обмен ведется по шельфовым проектам и перспективам деятельности в регионах стратегического приоритета для Группы «Газпром». При этом Gazprom International и «Газпром нефть» не исключают возможности совместного вхождения в зарубежные проекты на последующих этапах.

Любая компания, которая замкнется на внутреннем рынке, рискует не только потерять имеющиеся позиции, но и отстать на многие годы

Глобальная корпорация

У многих возникает вопрос, зачем «Газпрому» проекты за рубежом, если он имеет огромные запасы углеводородов в России и обеспечивает высокие уровни добычи.

В России действительно огромные запасы, и это очевидное конкурентное преимущество «Газпрома». Может ли «Газпром» позволить себе сконцентрироваться только на собственных ресурсах и полностью отказаться от реализации зарубежных проектов, оставаясь при этом глобальной энергетической корпорацией? Уверен, что нет. В современных условиях глобальные энергетические компании конкурируют на всех уровнях: за премиальные рынки добычи, за перспективные рынки сбыта, за новые технологии, за финансовые и людские ресурсы. И мы явно ощущаем эту конкуренцию. Любая компания, которая замкнется на внутреннем рынке, рискует не только потерять имеющиеся позиции, но и отстать на многие годы.

Мы являемся уполномоченным подразделением «Газпрома», отвечающим за реализацию проектов в сфере разведки, разработки и добычи за пределами России. В рамках этих функций мы решаем задачи, поставленные перед нами руководством, в том числе по реализации существующих и вхождению в новые перспективные проекты. При этом мы должны четко отдавать себе отчет в том, что наш акционер ожидает от этих проектов определенный результат, к которому мы должны прийти. Прежде всего это получение заметной доли на международном рынке добычи углеводородов. Однако само по себе наращивание запасов и объемов добычи за рубежом не самоцель. Наши проекты должны отвечать требованиям экономической эффективности с точки зрения соотношения риска и ожидаемой доходности. Кроме того, наш портфель должен быть сбалансированным по целому ряду параметров, включая распределение по странам и регионам, соотношению проектов, находящихся на стадии добычи и геологоразведки, соотношению морских и сухопутных проектов, по доле проектов, в которых мы выступаем в качестве оператора.

Также это получение передового технологического опыта. Например, в Северном море, где технологии являются одним из ключевых факторов успеха. Другой пример — планируемое бурение на «глубокой воде» во Вьетнаме. Не менее значимы и организационно-управленческие навыки, которые мы развиваем при реализации зарубежных проектов. Работая в совместных проектах, мы должны говорить с нашими партнерами на одном языке. И это не теоретический вопрос. Как у нас в системе «Газпрома», так и у наших иностранных партнеров есть четкое понимание стадийности в реализации проектов, точек принятия ключевых решений и того объема анализа и подготовительной работы, который необходимо осуществить для принятия обоснованного решения. Проблема в том, что наши традиционные подходы зачастую не соответствуют стандартам, применяемым на зарубежном рынке. И это не вопрос того, какие подходы более правильные. Просто они разные. И нам, естественно, необходимо четко понимать их стандарты проектного управления, чтобы договариваться о сроках и объемах работ на каждом этапе. Это равно справедливо как для проектов, где мы выступаем в качестве операторов, так и для тех проектов, где функции оператора выполняют наши партнеры.

Еще один важный аспект — вхождение в смежные секторы. Эффективность любого проекта в добыче определяется не только эффективностью и стоимостью технологических решений, но и той выручкой, которую можно получить от реализации добываемых углеводородов. При этом в разных странах и регионах маржинальность по цепочке от добычи до конечного потребителя распределяется по-разному, в зависимости от особенностей регулирования, баланса спроса и предложения, степени развитости инфраструктуры и смежных сегментов, таких, например, как электроэнергетика и газомоторное топливо. Тут возникают ситуации, при которых проект по добыче углеводородов просто необходимо реализовывать совместно со строительством газотранспортной инфраструктуры либо, например, вместе с заводом по сжижению природного газа. Также зачастую комбинирование проекта по добыче с проектом в смежном сегменте — например, по созданию электрогенерирующих мощностей — позволяет достичь синергетического эффекта и улучшить суммарную экономику. Возможность предложить правительству той или иной страны комплексное решение также существенно увеличивает перспективы сотрудничества. При этом очевидно, что в таких проектах мы тесно взаимодействуем с профильными организациями Группы «Газпром». Как, например, во Вьетнаме с ООО «Газпром газомоторное топливо».

И еще крайне важный момент — укрепление деловой репутации «Газпрома» как высокотехнологичной международной компании, говорящей на одном языке с партнерами во всех регионах мира.

Какие ключевые задачи стоят перед Gazprom International в обозримом будущем?

Задача по сбалансированию нашего портфеля проектов с точки зрения соотношения добычи и разведки. Так сложилось исторически, что наш портфель в основном сформирован из проектов на стадии геологоразведки при относительно небольшой доле проектов, находящихся на стадии добычи. А у международных компаний, как правило, около 70–80% проектов — это уже добычные проекты или проекты на стадии, близкой к началу добычи. Так что этот дисбаланс, безусловно, накладывает отпечаток на наши показатели. И нам предстоит решить эту проблему уже в обозримом будущем.