Гуляева Галина Сергеевна

03.08.1923 – 31.08.2014
Гуляева Галина Сергеевна

  • Интервью

Из автобиографии:

«

Родилась 3.08.1923 г. в семье военнослужащего Северо-Кавказского военного округа в г. Буйнакске Дагестанской АССР. Среднюю школу закончила в 1941 г. В связи с началом войны пошла работать на нефтепромысел Широкая балка объединения «Краснодарнефть». В 1942 г. в связи с широкомасштабным наступлением фашистской армии на юге в целях захвата нефтяных месторождений Кубани и Чеченской республики участвовала в подготовке подрыва промысловых сооружений на Широкой балке. В августе в числе последней группы была эвакуирована в Башкирию, где продолжала работать на промысле. В октябре 1943 г. уехала на обучение в МИНХиГП в Москву. В 1948 г. начала работу на вновь открытом месторождении Зыбза объединения «Краснодарнефть».

 

В 1962 г. была приглашена на работу во вновь созданное Краснодарское УМГ Газпрома. Во время работы в тресте «Черноморнефть» четыре раза избиралась депутатом Краснодарского краевого совета депутатов трудящихся, продолжая работать в том же коллективе. В 1960 г. награждена орденом Трудового Красного знамени.

В 1964 г. переведена на работу в Газпром (управление по добыче газа), а с 1972 г. — заместитель начальника Главного управления по распределению и рациональному использованию газа в народном хозяйстве, где проработала до ухода на пенсию в 1987 г.

В 1982 г. присвоено звание Заслуженного работника нефтяной и газовой промышленности РСФСР, в 1970 г. была награждена юбилейной медалью в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина «За доблестный труд».

В 1991 г. награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», в 1995 г. и 2005 г. — юбилейными медалями в ознаменование 50-летия и 60-летия Победы. Отличник газовой промышленности. В 1985 г. награждена бронзовой медалью ВДНХ за достигнутые успехи в развитии народного хозяйства страны. Ветеран ВОВ и ветеран труда. Персональный пенсионер республиканского значения (РСФСР).

Семья с 1931 г. по настоящее время — работники нефтяной и газовой промышленности страны, подрастает и будущее поколение газовиков.

Хочу рассказать о той степени всеобщей напряженности и самоотдачи, которая была присуща всем людям во время войны.

С началом 1942 г. фашистские армии начали широкое наступление на юге страны с целью захвата нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающих заводов. Поэтому ГКО принял решение о выводе из строя промысловых сооружений при подходе врага. Я в то время работала на промысле Широкая балка, мне было 17 лет, и когда уже по вечерам весь горизонт был охвачен сигнальными ракетами и сполохами артиллерийского огня (фронт подошел на 30 км от промысла), начались работы по выводу из строя промыслового оборудования. Но делалось это с таким расчетом, чтобы после отбития противника восстановление можно было бы провести в наиболее короткие сроки. Я участвовала в этих работах, а на последнем этапе меня посадили за пишущую машинку, чтобы напечатать совершенно секретный материал: списки участвовавших, какие именно и где заложены взрывные устройства и т. д. Все это я исполнила под неусыпным надзором майора МГБ, который ни разу не отлучился с места нашей работы. У него был измученный вид (видно, от недосыпания). Когда я закончила печатать и проверять, он протянул мне лист, на котором была подготовлена расписка о том, что я, такая-то, никогда, ни при каких обстоятельствах, не разглашу эти сведения. Но что такое 17 лет? Я заартачилась, отвечая, что я и так никому ничего не расскажу, а подписывать не буду. И майор, видя упрямую ослицу и слыша уже гром орудий, рявкнул: «Подпиши, не то…». А затем, уже не говоря ни слова, расстегнул кобуру и достал пистолет, что-то щелкнуло. «Подписывай!» — «Нет». На мое счастье в этот момент зашел директор промысла И. П. Халабуда, и я до сих пор помню, как он изменился в лице. И, молодец, он нашел нужное в этот момент слово, крикнул мне: «Ты что, хочешь подвести майора под трибунал? Подпиши, не то сейчас вызову отца». Но я-то не испугалась отца, а вот подвести другого человека — это подлость, и, конечно, подписала. Это маленький штрих к тому, что такое война, и поэтому все, кто был участником войны или работал в это ужасное время, заслуживают особого внимания и уважения за то, что, пренебрегая всем, в том числе и самой жизнью, не жалели ничего для защиты своей Родины. «Все для фронта, все для Победы!» — этим жили все.

Эвакуировали нас по берегу Черного моря через Сухум. Там я впервые увидела поставленные нам из Америки грузовики «Доджи» и «Студебеккеры», на которых ехали к фронту военные части. Сухум был весь без оконных стекол, т. к. он стоит на скалах, а фашисты ежедневно, ровно в 15 часов, тремя тройками «Юнкерсов» бомбили мирный город. Но наши зенитчики очень скоро отучили их, т. к. сбивали эти «Юнкерсы» безошибочно.»

 

 

Ветераны администрации ПАО «Газпром»