Курченков Владимир Григорьевич

15.06.1926 – 26.05.2015
Курченков Владимир Григорьевич

  • Интервью

Из автобиографии:

«

Родился 15 июня 1926 года в деревне Алексеевке Инжавинского района Тамбовской области. Отец Григорий Антонович (1898–1949), мать Евдокия Степановна — сельские труженики.

По окончании семилетнего образования в 1941 году работал на машинно-тракторной станции токарем и комбайнером.

В 1943 году призван в Советскую Армию: служил курсантом, был стрелком-наводчиком. С июня 1944 г. участвовал в боях. Был награжден медалями «За отвагу» (1948 г.), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Закончив службу в октябре 1950 г., поступил на работу токарем на завод «Ростсельмаш», одновременно учился в вечерней школе. С аттестатом о среднем образовании поступил в 1953 г. в Ростовский-на-Дону институт инженеров железнодорожного транспорта. В 1958 г. окончил его с отличием, получив специальность инженера-энергетика.

После окончания института был направлен в Луганское районное управление магистральных газопроводов сменным инженером, главным энергетиком, и в течение 6 лет — главным инженером в Ростовском управлении.

В 1966 г. переведен в качестве главного энергетика в аппарат Главного управления магистральных газопроводов (Главгазпроводы) Мингазпрома СССР. В феврале 1970 г. переведен на должность начальника производственного отдела — заместителя начальника этого главка, позднее переименованного в Главное управление по транспортировке и поставкам газа, затем — в Управление по транспортировке и поставкам газа.

В 1975 г. утвержден заместителем начальника ВПО по транспортировке, поставкам и подземному хранению газа («Союзтрансподземгаз») по кадрам и быту, в 1977 г. назначен начальником этого объединения. С 1978 г. назначен на должность начальника Управления по транспортировке и поставкам газа, где проработал до 1986 г., был освобожден от должности в связи с уходом на пенсию. С 1986 г. находился в служебной загранкомандировке в Чехословацкой республике до 1990 г. в должности руководителя группы.

В 1990 г. поступил в Московское производственное объединение по транспортировке и поставкам газа «Мострансгаз», где проработал на разных должностях до 2004 г.

В 2004 году в сентябре месяце уволен в связи с уходом на пенсию.

За время работы в системе «Газпрома» был отмечен многими наградами:

 

  • стал лауреатом Государственной премии Украинской ССР (1982 г.);
  • был награжден орденами «Знак почета» (1980 г.), Трудового Красного Знамени (1986 г.);
  • медалями «За доблестный труд», «Почетный работник газовой промышленности» (1977 г.), «Отличник газовой промышленности» и другими.
  • Военные награды: орден Отечественной войны 1-й степени (1985 г.) и другие.

Я был просто рядовой солдат

В 1944 г. Красная Армия наносила сокрушительные удары по немецко-фашистским войскам, освобождая народы Европы и всего мира от коричневой чумы. Фашистские полчища бежали на Запад.

В составе наступающих войск 1-го Белорусского фронта действовали войска 61-й армии, куда входила 356-я стрелковая дивизия. В этой дивизии началась моя фронтовая жизнь. Освобождали восточные районы Польши и Прибалтику. Шли жаркие бои, немцы цеплялись за каждый пятачок. На подступах к Риге произошло мое первое боевое крещение. В ночь на 13 октября было временное затишье. Я, старшина роты и еще несколько солдат собрались поужинать вокруг котелка, как вдруг в него угодила мина; все погибли, я чудом остался жив, но был ранен. По дороге в госпиталь, лежа на повозке, впервые увидел Ригу, увидел и свою роту, оставшихся в живых ребят. Было их всего 10–15 человек, и каждому не больше 17–18 лет. Теперь командовал ротой такой же, как и я, рядовой солдат.

После госпиталя — снова на фронт. К этому времени в Прибалтике образовался так называемый «Курляндский котел». Задача нашего 3-го Прибалтийского фронта состояла в том, чтобы не дать немецкой двухсоттысячной армии вырваться из «котла». Враг усиленно контратаковал, но тщетно — дни его были сочтены.

В одной из контратак я был ранен. Снова госпиталь, и затем опять фронт, но уже воевал в 21-й гвардейской дивизии минометчиком-заряжающим.

Чем дальше бои Отечественной, тем больше не хватает мне однополчан. Они остались на Висле, в Прибалтике. С фронта я привез один-единственный снимок, сделанный сразу после Победы. Старшина повел нас, солдат, в фотографию: «Сниметесь, сынки, на память». Это было в Латвии, в городе Вентспилсе. Там я держал свой последний бой. Наши войска окружили Курляндскую группировку немцев. Бои были очень жестокие. Временами наши части даже отступали. Ему надо было эвакуировать как можно больше Балтийским морем. А мы не давали. Войск наших было не особенно много, потому что часть сняли на берлинское направление. Вот мы и маневрировали. Приходилось километров по тридцать шагать ночью. Такие марш-броски были, что, представляете, на ходу засыпали. Наводчик таскал ствол, а я, заряжающий, плиту. Не все знают, сколько она весит, — 15 килограммов. А еще автомат, вещмешок. Тяжеловато было.

В одном из тех боев погиб соседний минометный расчет. Бойцов накрыл дальнобойный снаряд с немецкого корабля, который прикрывал эвакуацию. Видимо, и впрямь мама родила меня в рубашке. Смерть ко мне подходила куда ближе, чем на песенные четыре шага. Однажды снаряд разорвался совсем рядом с окопом. Меня и напарника завалило землей. Живая могила.

Я немного очухался и пробился на свет божий. Потом лопаткой откопал товарища.

На «Победном» снимке мне девятнадцать. Вся жизнь впереди. Я еще не знаю, что по какому-то странному совпадению в те самые осенние дни, когда меня миновала смерть в леске под Ригой, далеко, возле Волги, началось строительство газопровода Саратов — Москва, первенца новой газовой отрасли, которой предстояло стать моей судьбой.

65 лет отделяют нас от тех военных сражений. За это время мной пройден путь от солдата до начальника одного из управлений Министерства газовой промышленности — Управления по транспортировке и поставкам газа. В настоящее время — пенсионер.»

 

 

Ветераны администрации ПАО «Газпром»