Смирнова Маргарита Леонидовна

21.10.1926 – 22.02.2015

Из автобиографии:

«

Я, Смирнова Маргарита Леонидовна, родилась в Москве 21 октября 1926 года. Когда началась Великая Отечественная война, мне было 14 лет.

В самый сложный и трудный период для нашей страны, когда фашистские войска стремительно продвигались к Москве, мы, девочки и мальчики нашего класса, пришли в школу за получением документов об окончании семилетнего образования, поскольку у нас средств для дальнейшей учебы не было.

Директор школы провел с нами беседу и обратил наше внимание на сложности и трудности в экономическом положении в нашей стране и особенно в Москве. При этом он подчеркнул, что идет мобилизация мужского населения в создаваемые отряды для обороны Москвы. На фабриках и заводах возникла острая потребность в рабочей силе. Необходимо заменить у станков ушедших на фронт отцов, мужей, братьев и сестер. Мое сознание было переполнено ненавистью к немецкому фашизму, естественно, возникло горячее желание внести свой трудовой вклад в борьбу против фашистских войск. Я решила поступить на курсы подготовки токарей и слесарей при заводе имени Владимира Ильича Ленина. После двухмесячной учебы мне был присвоен 2-й разряд токаря. Мне выделили токарный станок ДИП-200, на нем я обрабатывала заготовки, в основном корпуса 155 мм снаряда для артиллерийских орудий, были они стальные и чугунные.

При обработке заготовки иногда горячая стружка летела в разные стороны, много отметин она оставила на моих руках, а однажды рассекла мне бровь, в медпункте мне оказали первую помощь: остановили кровь и поставили скобы.

Работали не по 6 часов, как требовал закон для подростков, а по 12 часов. На заводе было две смены: дневная с 8 часов до 20 часов и ночная с 20 часов до 8 утра, а чтобы завод не останавливался, в переходные дни из ночной смены в дневную и наоборот работали по 18 часов. У нас не было выходных и отпусков. Тогда подростки работали наравне со взрослыми не только потому, что рядом был военный представитель офицер и торопил нас: «Девочки, мальчики, скорее, скорее, фронт требует снарядов!». Мы знали, что Москву нельзя отдать врагу.

А когда во время воздушных налетов выключали свет, станки останавливались, и мы, рабочие, тут же у станков на стеллажах хоть на какое-то время, пока не будет отбоя воздушной тревоги, засыпали, чтобы накопить силы для дальнейшей работы.

Я была маленького роста, до каретки токарного станка не дотягивалась, мне подставили подмости, на них я забиралась и обтачивала резцами заготовки снарядов.

Над моим станком висел лозунг: «Все для фронта, все для Победы!», и не было для нас священнее этих слов — знали, что наравне со взрослыми мы должны отстоять нашу великую Родину.

Голодные, холодные, истощенные мы были рады дополнительному кусочку хлеба или сухарику.

Из-за налетов вражеской авиации и воздушных тревог транспорт работал плохо, приходилось пешком добираться до завода, иногда под бомбежками и обстрелами. От Таганки, где мы с мамой жили, до Арсентьевского переулка (это в районе Серпуховки) путь неблизкий, а после отработанной смены он казался еще длиннее. В бомбоубежище я никогда не спускалась из-за сильной усталости и сразу же после возвращения с завода ложилась спать. К счастью, в наш дом не попадали большие бомбы, а только зажигалки, которые тушили дежурившие на крышах жильцы дома.

Весь советский народ вместе с москвичами вынес все невзгоды военных лет.

69 лет прошло со времен разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой. Давным-давно засыпаны воронки от бомб и снарядов. Запаханы окопы, блиндажи и противотанковые рвы, опоясывающие город. Еще прекраснее стала наша любимая столица.

Годы и самоотверженный труд советского народа стерли с лица земли следы сражений. Многое забылось, но никогда не забудутся дни героической защиты столицы нашей родины — Москвы!

За мой труд в годы войны я награждена:

  • медалью «За оборону Москвы»;
  • медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.»;

и еще двенадцатью юбилейными медалями.»

 

 

Ветераны администрации ПАО «Газпром»