Валикова Екатерина Семеновна

Из автобиографии:

«

Я, Валикова Екатерина Семеновна, родилась 6 ноября 1924 года в семье рабочего и домохозяйки в г. Москве, р-н Сокольники.

В школу пошла с 8 лет. Училась только на «хорошо» и «отлично». С 4-го класса начала усердно заниматься спортом. В зимнее время — лыжи, все другое время — художественной гимнастикой и легкой атлетикой и в школьном физкультурном зале, и на стадионе «Труд» (позже он же — «Трудовые резервы» и «Спартак»). Последние два года перед войной — член спортивного общества ЦДКА (ЦСКА). Активно участвовала в школьных, районных и городских соревнованиях по лыжным гонкам, художественной гимнастике и бегу. Всегда занимала призовые места. Все полученные мною «Почетные грамоты» и другие награды остались в моей родной школе № 377 Сокольнического района в спортивном обществе.

Война меня застала дома, в Москве. Я только что окончила 8-й класс. Конечно же, была комсомолкой. На второй день войны я проводила брата в Куйбышевский районный отряд добровольцев. Он только что окончил курсы снайперов. Ему еще не было девятнадцати лет. Отец, в возрасте 51 года, с первого дня войны был на казарменном положении, т. к. он с 1921 г., после участия в гражданской войне (в полку Буденного), работал на железной дороге в путевых ремонтных мастерских.

После первого месяца бомбежки я проводила маму к сестре в Подмосковье. Она очень боялась «воздушной тревоги» и бомбежки. Я же с первых дней войны по заданиям Райкома комсомола помогала отправлять детей младшего возраста в лагеря, но вскоре мы, комсомольцы, встречали их около школ и развозили, разводили их по домам.

Был один случай, когда нашу группу комсомолок послали под руководством жены подполковника ловить парашютистов-диверсантов, сброшенных с самолета в парке «Сокольники». Нам повезло — нам удалось поймать одного парашютиста, застрявшего на больших деревьях парка.

Вечерами и ночью мы гасили «зажигалки» на своих двухэтажных деревянных домах.

В сентябре я поступила в техникум при заводе «Геофизика» (в Сокольническом р-не). Но вскоре началась эвакуация, и нам, комсомольцам, пришлось помогать в отправке заводского оборудования на Восток. Я осталась в Москве. Нашла одну единственную школу, где можно было экстренно закончить среднее образование. Закончив школу, я пошла работать на завод Наркомата минометного вооружения. А т. к. мне не было еще 17 лет, меня взяли в бухгалтерию, а с января 1942 г. — в цех.

Меня очень быстро обучили фрезерному делу, и вскоре, получив профессию «зуборезчика» и 4 разряд, я возглавила (бригадиром) комсомольско-молодежную бригаду.

Немецкие самолеты продолжали бомбить Москву. Работая на зуборезных станках, я выкраивала время (пока фреза нарезала зубья на шестеренках), в перерывах между бомбежками бегала домой, благо дом был в четырех остановках трамвая. Но трамваи были только «грузовые», т. е. без пассажиров и без остановок. Иногда мне удавалось на ходу, на повороте вскочить на подножку и также соскочить с нее в нужном месте. А в кармане телогрейки я несла гвоздики и молоток, в руках — дощечки. Мне приходилось забивать ими разбитые окна. В доме уже никого не осталось. Кто на фронте, кто на трудовом — копали окопы на подступах Москвы, кто в эвакуации. Я оставалась одна в Москве.

В основном приходилось и днем и ночью жить в цеху. Иногда приходилось гасить «зажигалки» и на территории завода. Спать удавалось урывками, сидя на стуле, если он был свободен.

В августе 1942 года настала очередь и моей бригады поехать на «трудовой фронт» в Рязанскую область, Ижевский р-н. Уехали мы 17 августа 1942 г., на две недели, а вернулись — только 26 декабря 1942 года. Бледные, опухшие, голодные, полуодетые, но — счастливые.

Продолжала работать в том же цехе уже на трех станках. «Многостаночница».

Весной 1945 года, в марте, я заболела пневмонией. Лечиться было нечем и негде. Даже все школы были переоборудованы под госпитали. В конце концов — бронхопневмония, абсцесс обоих легких. И в результате — туберкулез легких. Диссеминированный процесс. Не помню, как я оказалась в маленькой больничке.

Потом мне рассказали, что привезли меня мои друзья с завода, а машину дал директор. Я была чуть жива. Тяжело дышала, т. к. уже началось нагноение плевры. Мне повезло. Лечили меня так же, как и находившихся там солдат. Когда я уходила из больницы, лечащий врач сказал мне: «Не думал я, что ты так скоро, да еще на своих ногах покинешь эти стены. Обычно таких выносили». Конечно, мне помогли спорт и моя воля к жизни. День Победы я встретила в больнице. Выписали только в июне 1945 г.

Меня комиссовали. Дали вторую группу инвалидности. Врачи запретили работать в цехе. А директор завода и завком не давали мне расчета. Присылали домой продовольственные карточки и оплачивали по больничному листу, хотя я уже им его и не сдавала. И только в сентябре 1946 года выдали мне трудовую книжку, а еще ранее, с августа 1946 г., я начала работать в тресте «Мосместпром» Мособлисполкома экономистом. Проработала там до июня 1949 г., почти три года, пока не случился у меня рецидив, т. е. туберкулез гортани.

Почти три года не было голоса. Врачи не обещали мне его восстановить. Но благодаря моей силе воли и желанию жить я поборола и этот недуг. Большое спасибо и вечная благодарность тем, кто помог мне встать на ноги. Да и спорт мне во многом помог. Он меня закалил.

Все эти годы до 1953 года у меня была инвалидность первой группы, а в 1953 г. упросила ВТЭК, чтоб дали хотя бы вторую группу с правом на легкую работу. И в апреле 1953 года я пошла работать киоскером в Военно-инженерную академию в закрытый книжно-канцелярский киоск. Вскоре я уже работала зав. киоском, а потом директором магазина. Проработала там 15,5 лет.

И выясняется, что мне нельзя работать и с книгами, т. к. бумажная пыль очень вредна для легких и бронхов. Часто болела. Врачи ставят резюме: сменить место работы.

Несмотря на такие обстоятельства, я долго еще продолжала там работать. Была в числе передовых. Не один раз моя фотография красовалась на «Доске почета», шла — в передовых, о чем говорит награждение «Почетными грамотами» и другими благодарностями.

Получила звание «Ударник коммунистического труда» и награждена знаком «Отличник советской торговли». И только в ноябре 1968 года я простилась с работой и чудесным коллективом «Мосвоенкнижторга» Министерства обороны. С декабря 1968 г. я уже работала объединении «Союзгазификация» Мингазпрома. И здесь я много раз отмечалась за достижения в работе. Будучи на пенсии, я еще проработала почти 2 года. А уйдя на пенсию, я опять стала работать и проработала в аптеке более 21 года.»

 

 

Ветераны администрации ПАО «Газпром»