Выступление Алексея Миллера на панельной сессии «Геоэкономика крупных инфраструктурных проектов» Петербургского международного экономического форума

Уважаемые коллеги!

Цель выступления заключается в том, чтобы показать, что проект «Северный поток — 2» является высокоэффективным коммерческим проектом. И сделаем мы это на основании семи простых, очень понятных аргументов.

Обычно, когда говорят и анализируют экономическую эффективность проекта «Северный поток», сравнивают только морскую часть этого проекта — морской газопровод из России в Германию. И сравнивают экономические показатели этого участка с какими-то другими вариантами маршрутов поставки российского газа в Европу. Но на проект необходимо смотреть шире: необходимо анализировать те изменения, которые происходят в ресурсной базе на территории России, в газотранспортных маршрутах на территории России, и, конечно, смотреть, как меняется ситуация на рынке Европы.

И первый аргумент сводится к тому, что мы с вами наблюдаем смещение ресурсной базы «Газпрома» с Надым-Пур-Тазовского региона в район Ямала. «Газпром» создал новый ресурсный центр газодобычи — Ямальский. И мы видим, что ресурсная база «Газпрома» все дальше и дальше смещается на Север. При этом «Газпром» в текущий период времени создает систему магистральных газопроводов «Бованенково — Ухта» и «Бованенково — Ухта — 2», «Ухта — Торжок», «Ухта — Торжок — 2», которые позволяют выводить ямальский газ для потребителей в России и за рубежом. Мы видим, что в течение ближайших 25 лет соотношение объемов добычи на двух наших ведущих ресурсных площадках изменится в диаметрально противоположную сторону. Это оказывает существенное влияние на газовые потоки — как экспортные, так и внутри страны.

Второй аргумент заключается в том, что мы также наблюдаем, кроме смещения ресурсной базы «Газпрома» от Надым-Пур-Таза в сторону Ямала, смещение экспортных потоков в Европе. Наблюдается резкое падение объемов собственной добычи газа в Европейском союзе. И самое главное, что это затрагивает газопотребление на Северо-Западе Европы в тех странах, которые являются крупнейшими потребителями. Мы сейчас видим подтверждение этого по динамике поставок российского газа, рост спроса на российский газ происходит в первую очередь в Северо-Западной Европе. Подчеркиваю два момента: это страны, которые традиционно являются крупными потребителями газа, и, во-вторых, это страны, которые cориентированы на европейскую ресурсную базу, которая показывает снижение собственной добычи. Соответственно, происходит смещение экспортных потоков от центрального коридора на северное направление.

Если посмотреть на наши существующие и перспективные газотранспортные маршруты не через политическую карту, а через снимок из космоса, то мы увидим, что наша новая ресурсная база — Ямал — и наш основной центр потребления — Северо-Запад Европы — на самом деле фактически соединяются прямой линией. И газопровод «Северный поток — 2» фактически является прямым продолжением системы магистральных газопроводов «Бованенково — Ухта», «Ухта — Торжок».

И третий наш аргумент, о том, что «Северный поток — 2» является высокоэффективным коммерческим проектом, заключается в том, что это самый короткий экспортный маршрут от нашей российской ресурсной базы на Ямале до рынков потребления. Вы видите, что между Ямалом и Грайфсвальдом фактически прямая линия. Если мы посмотрим на то, как газ поставляется в текущий период времени в Германию через территорию Украины, то мы увидим, что вообще-то это некий крюк — крюк, который по сравнению с северным коридором длиннее почти на 2 тыс. км. Длина этого газотранспортного экспортного маршрута почти в полтора раза больше северного коридора, в который входит и газопровод «Северный поток — 2». Так что северный коридор от Ямала до Грайфсвальда — это самый короткий путь, и это путь напрямую, путь бестранзитный.

Четвертый аргумент. Система магистральных газопроводов, которая в настоящее время строится «Газпромом» от Ямальского центра газодобычи, является самой современной газотранспортной системой в мире. Благодаря тесному сотрудничеству с нашими трубными предприятиями мы на сегодняшний день обеспечиваем рабочее давление в этих магистральных газопроводах 120 атмосфер. И это принципиально другая ситуация для эффективности транспорта газа. Принципиально другая ситуация по сравнению с центральным коридором, по которому в текущий период времени газ транзитом через территорию Украины поставляется на европейские рынки. Система магистральных газопроводов создавалась не вчера, она также была в свое время современной. Но те магистральные газопроводы, которые работают в этом коридоре, рассчитаны на рабочее давление 55–75 атмосфер.

И здесь, конечно, необходимо подчеркнуть, что благодаря низким удельным эксплуатационным затратам, и, в частности, расходу газа на собственные нужды, новый северный коридор становится несравненно более экономически эффективным с точки зрения транспорта газа по сравнению с существующим ужгородским коридором, по сравнению с центральным коридором транспорта через территорию России. Эффективность газопроводов северного коридора по сравнению с магистральными газопроводами на рабочее давление 55 атмосфер в шесть раз выше, и в три раза выше, чем магистральных газопроводов на 75 атмосфер.

Пятый аргумент сводится к тому, что мы с вами, получив смещение ресурсной базы от Надым-Пур-Таза на Ямал, получив смещение потоков по территории России, получаем принципиально другую потоковую схему внутри России, внутри Единой системы газоснабжения Российской Федерации. И для нас это является принципиально важным моментом. Я подчеркиваю, что это принципиально важный аспект, который уже привел к тому, что «Газпром» начал программу по оптимизации затрат по центральному коридору.

Что это значит? Это значит, что в центральном коридоре в связи с развитием северного коридора, в связи с изменением схем поставки газа для потребителей внутри России, высвобождаются мощности, которые являются избыточными. «Газпром» на их содержание несет условно-постоянные эксплуатационные затраты. И «Газпромом» в текущий период времени начата программа оптимизации газотранспортных мощностей центрального коридора, которая предполагает ликвидацию до 2020 года почти 4,3 тыс. км магистральных газопроводов в однониточном исполнении и закрытие 62 компрессорных цехов установленной мощностью более 3 ГВт. То, что касается транзитных мощностей, которые будут к 2020 году в центральном коридоре в направлении Украины, то после проведения программы оптимизации эти транзитные мощности составят от 10 до 15 млрд куб. м газа в год. Экономия «Газпрома» на эксплуатационных затратах только до 2020 года составит 1,6 млрд долл.

Шестой аргумент заключается в том, что «Северный поток — 2» является высокодоходным проектом. В первую очередь мы с вами прекрасно понимаем, что «Газпром» будет платить сам себе как акционеру проекта «Северный поток — 2» транспортный тариф. При этом надо обратить внимание, что транспортный тариф для «Северного потока — 2» составляет 2,1 долл. за 1000 куб. м на 100 км. Актуальный газотранспортный тариф транзита через территорию Украины в настоящее время составляет 2,5 долл. за 1000 куб. м на 100 км. То есть транзит через территорию Украины на 20% дороже, чем по «Северному потоку — 2». Те объемы, которые заложены в проекте «Северный поток — 2» в течение 25 лет при тарифе 2,1 долл. за 1000 куб. м на 100 км позволят «Газпрому» после уплаты налогов получить почти 7 млрд долл. дивидендов. И дивидендные доходы наших акционеров — европейских компаний, которые являются участниками этого проекта, — составят 7,3 млрд долл.

Мы упомянули сейчас с вами тариф 2,1 долл. по «Северному потоку — 2». Мы отметили, что эксплуатационные затраты по северному коридору, по системе магистральных газопроводов «Бованенково — Ухта», «Ухта — Торжок» значительно ниже, чем по центральному коридору. И это позволяет нам увидеть, что стоимость доставки газа из России в Германию по «Северному потоку — 2» в 1,6 раза ниже, чем транзитом через территорию Украины при существующем транзитном тарифе. Мы также использовали для анализа так называемый расчетный тариф — вы его все слышали, это тариф на уровне 4,6 долл. за 1000 куб. м на 100 км. Расчетный тариф позволяет Украине модернизировать, реконструировать свою газотранспортную систему. Если предположить, что Украина найдет такую возможность, найдет такое финансирование, и это будет сделано, соответственно ставка тарифа должна составлять 4,6 долл., и тогда стоимость доставки газа из России, от наших центров газодобычи в Германию по северному коридору, через «Северный поток — 2» будет в два раза ниже.

Аналогичный подход через транспортный тариф и низкие эксплуатационные затраты позволяет нам также сравнить «Северный поток — 2» с другими альтернативными маршрутами поставок газа на европейский рынок. Сопоставления с проектом «Шах-Дениз-2» в Азербайджане, поставками СПГ из США и новым норвежским газопроводом Polarled показывают, что стоимость доставки нашего газа по сравнению с альтернативными маршрутами в два-три раза ниже.

Необходимо обратить особое внимание на седьмой аргумент. Это то, что северный коридор, «Северный поток», позволяет обеспечить существенное снижение экологических выбросов. Все дело в том, что современная система магистральных газопроводов позволяет резко снизить количество выбросов, и мы с вами видим, что магистральные газопроводы на давление 120 атмосфер, наш газопровод «Северный поток — 2» на 220 атмосфер имеют гораздо более низкие удельные показатели по вредным выбросам в эквиваленте CO2.

Сравнивая с маршрутом поставки нашего газа транзитом через территорию Украины, мы видим, что углеродный след в пересчете на экологически вредные выбросы, на CO2, составляет в год почти на 9 млн тонн больше, что составляет огромную цифру. На горизонте 25 лет — это 223 млн тонн CO2, что сопоставимо с годовыми выбросами такой страны, как Нидерланды. Но самое главное, чтобы такой дополнительный годовой объем компенсировать — это сопоставимо с увеличением площади лесов Германии на 15%.

Можно посмотреть, что собой представляют альтернативные источники энергии по сравнению с поставкой 55 млрд куб. м газа через «Северный поток — 2» на европейский рынок. Это эквивалентно 140 рейсам нефтяных танкеров, 645 рейсам судов для перевозки СПГ, 68 новым блокам АЭС, 250 блокам угольных ТЭС мощностью 400 МВт, 220 тыс. ветрогенераторов и 90 тыс. кв. км кукурузных полей для производства биоэтанола.

Здесь хотелось бы обратить внимание, что если анализировать углеродный след угольных электростанций, — а в Европе мы видим, что уголь пытается (или пытался) конкурировать с газом в течение последнего времени, — то альтернативный «Северному потоку — 2» вариант сооружения 250 блоков угольных электростанций соответствует дополнительным выбросам 77 млн тонн в год в CO2-эквиваленте.

Все эти семь наших аргументов в сумме дают для «Газпрома» просто в разы больший экономический эффект по сравнению с поставками газа на экспорт через центральный коридор транзитом по территории Украины. И экономическая эффективность, в зависимости от того, какой транзитный тариф на Украине, от 2 до 2,7 раз выше. Это позволяет «Газпрому» в течение 25 лет заработать от 45 до 78 млрд долл. Как вы понимаете, это очень-очень солидные, серьезные деньги. Это очень впечатляющие цифры. Это не какие-то проценты, это даже не десятки процентов — это просто в разы более экономически эффективный маршрут.

Мы иногда слышим о том, что необходимо было бы оставить транзитом через территорию Украины где-то 30 млрд куб. м газа в год. Давайте посмотрим, что это значит с точки зрения дополнительных затрат для «Газпрома». Для «Газпрома» транзит через территорию Украины, новый контракт на 30 млрд куб. м газа в год — это дополнительные эксплуатационные затраты на 25 лет в объеме от 25 до 43 млрд долл. США. И, если есть инициаторы подписания такого рода транзитного договора, то все-таки необходимо иметь ответ на вопрос: «Кто и как „Газпрому“ компенсирует эти дополнительные эксплуатационные затраты?». Также необходимо ответить на вопрос: «Кто подпишется под тем, что 30 млрд куб. м газа транзита через Украину — это дополнительные за 25 лет 112 млн тонн экологически вредных выбросов CO2, что равняется годовому выбросу CO2 такой страной как Бельгия со столицей в городе Брюсселе?». Без сомнения, эти вопросы, в случае обсуждения такого рода варианта транзита газа в Европу после окончания нашего транзитного договора, который заканчивается 31 декабря 2019 года, должны иметь ответ.

«Северный поток — 2» — проект, который реализуется в настоящее время строго по графику, проводятся тендеры. В частности, уже проведен тендер на поставку труб для морского участка. «Газпром» буквально несколько недель тому назад проводил выездное совещание с российскими производителями труб. Вы знаете, что в рамках тендера на поставку труб для «Северного потока — 2» 60% поставки достались российским трубникам. Поэтому место проведения нашего традиционного выездного совещания с представителями трубной промышленности было выбрано не случайно: Челябинский трубопрокатный завод — один из победителей тендеров. Труба уже изготавливается, и все идет по плану.

В самое ближайшее время будут определены компании, которые будут осуществлять трубоукладку. Она начнется в начале 2018 года. Проект «Северный поток — 2» идет строго по графику. У нас нет никаких сомнений, что в плановые, установленные сроки — до конца 2019 года — будут созданы дополнительные экспортные мощности в объеме 55 млрд куб. м газа через Балтийское море напрямую, без транзита из России в Германию.

Спасибо за внимание.